Закономерность гипнотических фаз

Иногда истинные сновидения действительно достигают интенсивности галлюцинаций. Приведу один пример из собственных наблюдений. «Под утро приснилось, что по полу комнаты из-под кроватей к двери быстро пробежали одна за другой две большие крысы, похожие на серых пушистых котят. Вслед за этим сразу проснулся и стал думать, что это похоже на зрительные галлюцинации, но только во сне» (запись из дневника автора от 20 I 1939).Е. А. Попов (1941 г.) подчеркивает, что для возникновения галлюцинаций необходимо развитие тормозного фона в коре больших полушарий.

Он также подчеркивает «галлюцинаторный характер образов сновидений» (1949 г.), А. С. Кронфельд (1940 г.) посвятил одну свою работу вопросу о связи галлюцинаций и сновидений.В психиатрии существует концепция так называемого «онирического бреда», т. е. бреда, возникающего в онирическом, или сноподобном, состоянии.На это обстоятельство обращал внимание А. Л. Эпштейн в своей книге «Сон и его расстройства» (1928 г.), где также приведен ряд случаев непосредственного перехода сновидений в галлюцинации.

Лясэг (1881 г.) полагал, что «алкогольный бред не есть бред, а сновидение».Таким образом, можно считать, что сновидения до некоторой степени родственны галлюцинациям, хотя это и не одно и то же. Нам кажется возможным установить следующий ряд связанных между собой звеньев: 1) галлюцинации истинные, 2) псевдогаллюцинации Кандинского, * 3) гипнагогические галлюцинации, 4) сновидения.Эта схема указывает только на известное родство перечисленных явлений, по не на их тождество.

Ближе всего к сновидениям стоят гипнагогические галлюцинации, но и они отличаются от сновидений тем, что проецируются во внешний мир. Во всяком случае вопрос о тождестве сновидений и галлюцинаций и о различии между ними в отношении их нервного механизма подлежит дальнейшей разработке.В заключение остановимся еще на одном вопросе. Развитие гипнотических фаз в процессе сна не устраняет возможности творческой корковой деятельности (художественной и отвлеченной).

Так, у поэтов иногда во время сна рождаются фрагменты новых произведений, иногда во сне производились сложные вычисления и открытия.Эти явления объясняются следующими моментами. В бодрственном состоянии посторонние возбуждения и отрицательные индукции от них мешают сосредоточиться на решении той или иной умственной задачи.

При развитии сна сонное торможение устраняет множество посторонних очагов возбуждения в коре и отрицательные индукции от них. Кроме того, во сне нередко наблюдается гипермнезия, т. е. обострение памяти. Гипермнезия обусловливается устранением указанных отрицательных индукций и развитием парадоксальных фаз. Таким образом, гипермнезия, которая возможна только при неглубоком сне — при гипнотических фазах, может иногда способствовать творческой деятельности головного мозга во время сна.Наконец, можно себе представить неполный сон с частичным бодрствованием отдельных участков коры больших полушарий, где может происходить мозговая деятельность без посторонних помех.Отмечая возможность некоторой творческой деятельности мозга во сне, мы, однако, ни в какой мере не должны преувеличивать этого обстоятельства, представляющего редкое исключение.

Ничего таинственного в такой мозговой работе нет. Это только частный случай деятельности головного мозга вообще.Изложенное в этой главе позволяет нам сделать следующие заключения.1. Механизм гипнотических фаз является одним из основных нервных механизмов сновидений.2. Для физиологического анализа сновидений наибольшее значение имеют парадоксальная, ультрапарадоксальная и наркотическая фазы.3. Описанные исследования с внушенными детскими возрастами в сомнамбулической фазе гипноза доказывают связь сновидений с гипнотическими фазами.4. Необходимо констатировать некоторое родство сновидений с галлюцинациями, в особенности с гипнагогическими галлюцинациями.

* Псевдогаллюцинации Кандинского — это галлюцинации, не проецируемые во внешний мир, а воспринимаемые «внутри головы».