Вопрос об анатомической локализации сновидений

Приведем далее клинический случай выздоровления от глухоты, начавшегося со слухового сновидения. У одного бойца после воздушной контузии развился коммоционно-контузионный синдром с заиканием и глухотой (преимущественно коркового характера). После лечения в госпитале возвращение слуха началось со слухового сновидения.

Больному снилось, что он разговаривает со своим врачом и слышит его голос. Когда больной проснулся, то происходила передача по радио, которую он уже мог слышать.

По-видимому, сновидение возникло под влиянием доходивших до коры звуковых раздражений от радио.В данном случае был заторможен и на некоторое время выключен корковый слуховой анализатор.

Его включение в деятельность началось со слухового сновидения во время сна. Приведенный выше материал о сновидениях у слепых также показал наличие корковых элементов в содержании их сновидений.Таким образом, в содержание сновидений входят комбинации фиксированных в коре элементов и систем индивидуального жизненного опыта.

Но и подкорка играет важную роль в происхождении и содержании сновидений. Из подкорковой области происходят эмоциональная окраска сновидений, их аффективное содержание и элементы инстинктивной деятельности.Так, в сексуальных сновидениях обычно имеют место и корковые и подкорковые элементы.

Сексуальные сновидения невозможны без половой эмоции, влечения, возникающего в подкорке. На этот (выражаясь языком Павлова) «безусловный» стержень сновидения нанизывается многообразная комбинация «условных», корковых элементов в виде различных образов. Сексуальное сновидение может возникать в подкорке, но оно также может начинаться и в коре. В каждом отдельном случае это может происходить по-разному.

В анализе нервного механизма сновидений необходимо исходить из взаимодействия коры и подкорки. И. П. Павлов понимал высшую нервную деятельность как взаимодействие условных и безусловных рефлексов, корковой и подкорковой деятельности.

С этой же точки зрения мы должны подходить к физиологическому пониманию сновидений, рассматривая их как проявление хаотической, бессистемной высшей нервной деятельности.В процессе сна взаимоотношение между корой и подкоркой и нижележащими отделами центральной нервной системы изменяется.

Ослабляется и даже исчезает корковый контроль над функциями низших отделов. Этим объясняются акты мочеиспускания и дефекации, нередко наблюдающиеся у детей во время сна. Такие явления наблюдаются не только вследствие ослабления коркового контроля над соответствующими центрами спинного мозга, но также вследствие возникновения сновидений, связанных с актами мочеиспускания и дефекации. Под влиянием растяжения мочевого пузыря в кору больших полушарий поступает поток интероцептивных импульсов.

Снится обстановка мочеиспускания, заканчивающаяся опорожнением мочевого пузыря в кровать. Здесь речь идет не о ночном недержании мочи, а о здоровых детях, у которых эпизодически происходят указанные эксцессы.Наблюдаются случаи неполного пробуждения, т. е. когда подкорка освободилась от сонного торможения, а кора еще заторможена и не в состоянии нормально регулировать деятельность подкорки.

Интересный в этом отношении факт был сообщен проф. К). П. Фроловым. У одного охотника был воспитанный им с ранних лет и хорошо прирученный медведь.

Медведь всегда вел себя дружелюбно по отношению к своему хозяину. Как-то зимой, когда медведь находился в зимней спячке, охотник решил его разбудить, чтобы показать приятелю достижения своей дрессировки.

К изумлению хозяина, разбуженный медведь превратился в разъяренного и опасного зверя и чуть было не загрыз своего воспитателя. С большим трудом удалось утихомирить медведя и запереть.