Только в союзе, совместными усилиями

Скажем честно, врачи зачастую очень боятся того обмена опытом, который происходит среди больных в отделении. Из-за этого нередко наблюдается как бы перенесение тех или иных болезненных симптомов — психогенное «заражение» новой болезнью по принципу самовнушения. К сожалению, среди многих больных с хроническими заболеваниями встречаются любители подобного обмена опытом, и они нередко сообщают новичку: «Да, у меня когда-то было все, как у тебя, а сейчас, видишь, до чего дошел». После таких слов невольно задумаешься, и в голове уже роятся такие мысли, что волосы становятся дыбом.

Вот против такого союза единомышленников-больных мы, врачи, решительно возражаем. И наверное, в каждой поликлинике не мешало бы вывесить на видном месте изречение психотерапевта из ГДР Н. Шипковенского: «Не говори о своих болезнях здесь, в комнате ожидания, не переноси этого и от других, иначе тебе будет еще хуже».И снова — призыв к активности, к разумной, рациональной активности, направленной на преодоление болезни и ее последствий.

Каждый врач из своей практики может привести много наблюдений, когда именно активная позиция больного приводила к победе над тяжелым недугом.Бодрость, чувство уверенности, хорошее настроение, положительный эмоциональный заряд — все это первейшие помощники в борьбе с болезнью. Достаточно сказать, что по наблюдениям ряда врачей даже больные, пораженные тяжелой формой рака, живут дольше, если они способны эффективно противодействовать психическому стрессу, связанному с осознанием тяжести своей болезни.

В заключение нам хотелось бы привести две, на наш взгляд, очень яркие иллюстрации ко всему сказанному выше, взятые из литературы последних лет.Начнем с тех мыслей, которыми поделился, исходя из собственного опыта пациента, американский писатель, публицист, ученый, общественный деятель Норман Казинс в двух книгах — «Анатомия болезни», вышедшей в США в 1979 году, и «Врачующее сердце», опубликованной в 1983 году. (Отрывки из этих книг печатались в журнале «Иностранная литература» № 3 за 1981 год и № 7 за 1985 год.)В первый раз он заболел в 1964 году тяжелым коллагенозом (заболеванием, поражающим соединительнотканные элементы в организме и ведущим к тяжелым изменениям в суставах, мышцах и т. д. и был признан безнадежным больным. Однако благодаря своей активной позиции, созданию даже искусственным образом хорошего настроения (друзья устраивали ему смехотерапию, читая юмористические книги, демонстрируя на домашнем экране кинокомедии) оправился от тяжелого недуга и вернулся к работе.Второй раз — в 1980 году — он перенес тяжелый инфаркт миокарда, шла речь даже об операции на сердце.

И снова тот же метод — разумная активность, настойчивость в преодолении последствий болезни — вернул его в строй.«Какие выводы я делаю из своего опыта? — спрашивает Н. Казинс.

— Прежде всего, что воля к жизни — не теоретическая абстракция, а физиологический фактор терапевтического значения. Во-вторых, что мне удивительно повезло: я лечился у врача, который понимает, что его важнейшая задача — всячески активизировать ресурсы организма и волю к жизни своего пациента, чтобы победить болезнь».Касаясь проблемы взаимоотношений врача и больного, он пишет: «Больному обмен мнениями с врачом кажется едва ли не менее важным, чем назначение новой процедуры или анализа…

Лечение становится результативней — и не только оттого, что больной без стеснения говорит обо всем, что его мучает, но и оттого, что врач спокойно рассуждает на темы, строго говоря, не «медицинские». Основная задача врача при этом — делать все, «чтобы не подорвать надежду, которая и есть первичное условие выздоровления». И далее: «Надежда, вера, любовь, решимость выжить, бодрость духа, чувство юмора, потребность верить, способность дурачиться — не сомневаюсь в том, что все это обладает лечебной ценностью».