Только в союзе, совместными усилиями

Многие больные со стажем и пожилые врачи часто ссылаются на старые, добрые времена, когда врач (особенно тот, кто принадлежал к славной когорте земских врачей) не только лечил все болезни и не перенаправлял больного к разным консультантам, но и умел душевно поговорить с ним, успокоить и обнадежить. Вспомните, как об этом писал Антуан де Сент-Экзюпери: «Я верю, настанет день, когда больной неизвестно чем человек отдастся в руки физиков. Не спрашивая его ни о чем, эти физики возьмут у него кровь, выведут какие-то постоянные, перемножат их одна на другую. Затем, сверившись с таблицей логарифмов, они вылечат его одной-единственной пилюлей.

И все же, если я заболею, то обращусь к какому-нибудь старому врачу… Он взглянет на меня уголком глаза, пощупает пульс и живот, послушает. Затем кашлянет, раскуривая трубку, потрет подбородок и. улыбнется мне… разумеется, я восхищаюсь наукой, но я восхищаюсь и мудростью».

Но эта ностальгия, увы, уже ничего не в состоянии изменить: время диктует свое, и мы не можем вернуться к земскому врачу, не можем задержать рост узкой специализации. Да и что там ни говори, а она, эта специализация, имеет огромные плюсы: ведь не может один и тот же врач в одно и то же время с одинаковым успехом делать операции на сердце и вставлять в глаз искусственный хрусталик…

И даже поточная линия в операционной советского глазного хирурга С. Н. Федорова отнюдь не воспринимается как некий технологический нонсенс в медицине, а представляется вполне закономерным и прогрессивным явлением в свете современных требований всемерного ускорения во всех сферах нашей жизни.И как бы в противовес словам Сент-Экзюпери звучат следующие слова академика А. Д. Александрова: «…

иногда говорят, что милый старенький доктор со своими нехитрыми методами лучше бездушной диагностической машины. Однако можно быть уверенным: всякий, кто так говорит, попав в тяжелое положение, постарается найти специалиста, вооруженного знаниями и опытом, оставляя в стороне вопрос о его «душевности» или «симпатичности».

Однако, наверное, истина где-то на золотой середине, и полностью прав советский врач Л. Хунданов, когда пишет: «Действительно, знание и опыт — две точки опоры правильного врачевания. Но не менее необходима и третья точка опоры, а именно — та самая душевность. Как бы это ни казалось странным, в наш век — век бурного научно-технического прогресса, когда компьютеры дают рациональный совет по любому вопросу, выступают консультантами врачей,— неимоверно возросла цена обыкновенного, доброго, тактичного слова».

Да, сейчас идеальным врачом должен представляться тот, кто, с одной стороны, является высокопрофессиональным, пусть даже и узким специалистом, а с другой — человеком большой души, умеющим и ласково поговорить с больным, и расположить его к себе, и успокоить…Такова уж профессия врача: нужно и то и другое.

Прочтите книгу советского ученого-хирурга Н. М. Амосова «Книга о счастье и несчастьях», и вам на очень многое в этой профессии раскроются глаза.Но прервем наше невольное отступление и вернемся к вопросу о психологических факторах в лечебном процессе. Роль их весьма и весьма велика на всех этапах заболевания и лечения, и в эту психологическую работу вовлекается очень широкий круг людей, так или иначе связанных с болезнью данного человека.

Ведь вам, если вдруг заболеете и попадете в больницу, далеко не безразлично не только то, как с вами разговаривают и как к вам относятся лечащий врач, заведующий отделением, сестры и няни, но и как участливо в этой ситуации поведут себя ваши близкие, знакомые, товарищи по работе. И совсем не индифферентным для успешности лечебного процесса будет то, придут ли к вам в очередной день посещения жена, дети, внуки, забегут ли друзья с букетом цветов.