Только в союзе, совместными усилиями

А как должен вести себя врач, когда он видит, что у больного уже сформировалась неадекватная внутренняя картина болезни? Он обязан приложить все усилия, дабы откорректировать неверные взгляды больного на свою болезнь, снять страхи и ложные опасения, ликвидировать эмоциональное напряжение больного, сделать все, чтобы гипер — или гипосоматонозогнозию перевести в разряд нормальных, адекватных реакций больного на болезнь.Для этого к услугам врача очень широкий круг различных психотерапевтических и психокорригирующих методов.

Мы не будем здесь подробно на них останавливаться — это имеет уже сугубо профессиональный интерес. Скажем лишь, что их выбор диктуется многими обстоятельствами: и особенностями личности больного, и его «настроем», и тем «основным ядром», которым характеризуется сформировавшаяся внутренняя картина болезни. В одном случае наиболее целесообразными оказываются различные методы суггестии (внушения), вплоть до гипноза, в других — аутогенная тренировка и т. д.Но, пожалуй, наиболее адекватным и эффективным методом психокоррекции является так называемая рациональная психотерапия, или лечение убеждением, предложенное еще в 1912 году французским врачом П. Дюбуа.

В основе этого метода лежит обращение к сознательным слоям психики больного, логическое переубеждение, перестройка его мышления, выработка у него адекватного отношения к болезни. При этом врач в необходимых случаях может даже прибегать к демонстрации больному результатов различных исследований, проведенных в поликлинике или больнице. Главное же — логическая аргументация, которая способствует ломке сложившихся у больного неверных взглядов на свою болезнь и созданию вполне адекватного к ней отношения.

Конечно, при разных вариантах неадекватной внутренней картины болезни рациональное переубеждение строится с учетом особенностей. Если при гипердоматонозогнозии требуется в первую очередь снять необоснованные тревоги и страхи, то при анозогнозии, при пренебрежении болезнью, при отрицании ее необходимо повысить у больного чувство ответственности, заставить его более трезво взглянуть на положение, убедить лечиться.Очень важна в психотерапевтической работе врача выработка у больного трезвого взгляда на создавшуюся в результате перенесенной болезни новую ситуацию, меняющую его социальный статус.

Особенно сложной такая ситуация представляется больным, которым приходится из-за болезни менять должность, профессию или уходить на инвалидность. Как пишут А. В. Квасенко и Ю. Г. Зубарев, первейшей задачей психологической реабилитации в подобных случаях «является обучение пациента воспринимать заболевание и превратности жизни таким образом, чтобы они не приводили к разочарованиям и бездеятельности».

Необходимо добиваться, чтобы каждый такой больной отчетливо себе представил, что создавшееся положение не означает «конца жизни», что имеется множество способов «продолжать жизнь», активно в ней участвовать.Немало можно было бы рассказать о роли и других «действующих лиц» многоактной драмы — болезни, а именно родственников, друзей, товарищей по работе.

Как много значит для больного участие самых близких людей, поддержка с их стороны. Уверенность, что он очень нужен семье, нужен своим близким, поможет выстоять перед лицом болезни.

будет способствовать мобилизации всех резервов организма.Но родственники ни в коем случае не должны отчаиваться в присутствии больного, даже если они знают о тяжести заболевания.

Поменьше также сюсюканья, побольше спокойствия, выдержки и уверенности при посещении больного, при уходе за ним.То же примерно можно сказать и о поведении друзей, товарищей по работе. Следует особенно подчеркнуть важность того, чтобы о больном не забывали его сотрудники.

Это очень нужно для сохранения должной самооценки, для уверенности в себе. Иной больной и задумается: «Наверное, дело мое плохо, раз уже и сотрудники перестали посещать».