Роль наличных внешних и внутренних раздражителей в происхождении и содержании сновидений

Автор несколько раз наблюдал на себе развитие только одних зрительных сновидений, связанных со звоном будильника. Иногда автор наблюдал на самом себе возникновение слухового сновидения в ответ на световое раздражение. Приведем один пример.

«Сплю, спал без сновидений. Вдруг слышу свистящий шепот, зовущий меня по имени и отчеству. Моментально просыпаюсь, открываю глаза: в прихожей горит свет и освещает спальню.

Свет падает мне в глаза. Встаю, осматриваю комнату и прислушиваюсь: ни в комнате, ни рядом никого нет. Всюду полная тишина» (запись из дневника автора от 15 I 1938).В упомянутых выше исследованиях И. Е. Вольперта наблюдался такой факт. Во время гипнотического сна было применено обонятельное раздражение (скипидаром), чем было вызвано сновидение, в котором не было элементов обонятельного характера.

После пробуждения испытуемая заявила, что ей снилось, будто «кто-то схватил ее за нос».Мы привели факты возникновения зрительного сновидения при звуковом раздражении, слухового сновидения при световом раздражении и осязательного сновидения при обонятельном раздражении.Как физиологически можно было бы объяснить такие случаи, когда внешний раздражитель вызывает сновидение за счет других анализаторов? Здесь возможно предположить следующий нервный механизм.

Звуковой раздражитель вызывает общее ослабление сонного торможения, но не вызывает растормаживания следов в слуховом анализаторе, который мог быть заторможен относительно глубже, чем зрительный анализатор. Тогда появляется зрительное сновидение в связи с звуковым раздражением.

То же можно сказать о слуховом сновидении при действии светового раздражителя.«Географическая карта» распределения глубины сонного торможения в отдельных анализаторах коры в процессе сна может быть самой разнообразной и меняется на разных стадиях сна. Чаще же встречаются более простые отношения, когда внешнее раздражение вызывает сновидение и само включается в его содержание.

Приведем пример такого сновидения у автора. «Проснулся в 7 час. утра. Все спали. Слышал сильный храп гостьи.

Снова уснул, продолжал слышать храп до момента погружения в сон. Снится какой-то человек. Внешний образ его не ясен. Я его смутно вижу и слушаю его речь. Воспринимаю эту речь только со звуковой стороны, без ее смысла.

Поражаюсь, почему человек говорит так монотонно, все время одно и то же. Звуковые периоды его речи снова и снова повторяются. Под впечатлением этого просыпаюсь.

Слышу тот же храп» (запись из дневника автора от 6 VI 1947).В описанном случае зависимость сновидения от внешнего раздражителя совершенно очевидна.Приведем еще случай сновидения, сложившегося из наличного внешнего раздражения и следов недавнего жизненного опыта.

«25 мая утром Н. слушала по радио детскую передачу — рассказ, в котором один мальчик блестяще подражал пению соловья, чем часто вводил окружающих в заблуждение. 26 мая утром Н. спала. Через открытое окно было слышно пение соловья, доносившееся из сада. На стадии неглубокого сна перед пробуждением возникло сновидение: снилось пение соловья, но Н. думала при этом, что опять тот мальчик обманывает людей, подражая соловью.

Сновидение было рассказано сразу же после пробуждения» (запись из дневника автора от 26 V 1948). Мы рассмотрели несколько примеров простых сновидений для того, чтобы в следующих разделах перейти к более сложным.Подобно внешним раздражениям действуют и внутренние. Роль внутренних рецепторов в происхождении сновидений весьма значительна.

При разработке этого отдела физиологии сновидений должны быть учтены экспериментальные данные, полученные К. М. Быковым (1947 г.) и его сотрудниками, а также М. А. Усиевичем (1946, 1947 гг.). На важное значение «чувственных возбуждений с внутренних органов» в нервном механизме сновидений указывал Лермитт. Эту мысль высказал еще И. М. Сеченов.

Благодаря блестящим экспериментальным исследованиям советской школы физиологов раскрыты многообразные связи коры больших полушарий с внутренними органами. Внутренние чувствительные импульсы постоянно поступают в кору больших полушарий, если только они не блокированы где-либо по пути, в стволовой или подкорковой области головного мозга, патологическим процессом.

Эти импульсы могут производить растормаживание коры, охваченной сонным торможением, и вызывать сновидения, входя или не входя в содержание сновидений.