Развитие сперматологии и понятие «бесплодный брак»

Grohe и Schweigger-Seidel впервые использовали для исследования окрашенные мазки спермы, что дало им возможность более подробно изучить строение семенных нитей. Работы Valette, описавшего развитие спермиев из сперматогоний, повысили интерес исследователей конца XIX века к изучению строения семенных нитей. Роль мужского фактора в бесплодном браке отмечал в 1870 г. Sims. В 1872 г. появилась монография Noeggerath, автор которой пришел к выводу о том, что в одной трети случаев мужчина является непосредственным «виновником» бесплодного брака, в другой трети — косвенным, так как, болея гонореей, он заражает жену и делает ее бесплодной.

Только в одной трети случаев бесплодие зависит от женщины.Подтверждением этого явилась работа Kehrer (1879). На основании собственных наблюдений автор установил, что в 35,1% бесплодных браков невозможность зачатия зависит от мужа.В 1884 г. Kisch писал, что если «…при исследовании спермы всякий раз производить точное микроскопирование, то действительно окажется, что весьма часто семя содержит небольшое количество семенных нитей или даже вовсе не содержит таковых».В 1880 г. В. А. Добронравов указывал, что для оплодотворения необходимо соприкосновение нормальных по своим свойствам семенных нитей с яйцом.

По мнению Cutter (1886), оплодотворение спермин с ненормальным строением обусловливает случаи рождения уродливых детей. Современные исследователи (А. П. Дыбан, 1959; Ю. В. Гулькевич и др., 1960; Joel, 1954; Таkala, 1957, и др.) также считают, что при оплодотворении неполноценными семенными нитями рождаются уродливые дети, происходят выкидыши, а в отдельных случаях нарушается развитие плода, проявляющееся лишь в постнатальном периоде жизни.

По Sinety (1892), для того чтобы дать заключение об оплодотворяющей способности спермы, необходимо обнаружить жизнеспособных спермиев.В 1895 г. Н. К. Шуварский, обследовав 76 мужчин, состоящих в бесплодном браке, пришел к выводу, что не менее чем в 25% случаев мужчина является виновником бесплодия.

Своими наблюдениями он доказал возможность получения спермы для исследования из заднего свода влагалища, а также из цервикального канала шейки матки в первые часы после coitus. Таким образом, им был апробирован оригинальный метод получения материала, который может быть использован и в современных условиях, например в случае категорического отказа мужчины от обследования.

Finger и Saenger (1898) считали, что impotentio generandi может зависеть от патологии спермы и от того, что sub coitum семя не попадает во влагалище.В начале XX века обследование мужчины как предполагаемого виновника бесплодного брака приняло более широкие масштабы. При исследовании эякулята обращалось внимание на число спермиев, но все же главное внимание уделялось подвижности семенных нитей (Л. К. Дэвидсон, 1913; И. С. Балин, 1915, и др.). Таким образом, лишь нахождение подвижных спермиев давало возможность оценить оплодотворяющую-способность эякулята.

В 1924 г. Huhner вновь описал предложенный ранее Н. К-Шуварским метод нахождения спермиев в цервикальном канале женщины в первые часы после coitus для суждения об оплодотворяющей способности эякулята.Приведенные методики определения качества эякулята, дающие представление в основном о концентрации и подвижности спермиев, не могли считаться совершенными. Это доказывалось тем, что полноценный, на первый взгляд, эякулят с большим числом подвижных семенных нитей подчас не вызывал оплодотворения.

Важную роль в изучении строения спермиев сыграли исследования Monch (1927), который предложил свой метод окраски мазков спермы, в результаты чего стали видны морфологические особенности семенных нитей. Monch (1931) составил атлас дегенеративных форм спермиев, в котором описано 50 разновидностей форм головок семенных нитей.

Автор отмечал, что без заключения о морфологии спермиев нельзя судить о качестве эякулята.