Развитие клинической медицины

Новый этап клинической медицины, перестройка ее на основе достижений различных отраслей передового естествознания нашел выражение в деятельности С. П. Боткина (1832—1889). «Знание физики, химии, естественных наук составляет наилучшую подготовительную школу к изучению научной практической медицины», — учил C. П. Боткин. Медицину С. П. Боткин понимал как «изучение человека и окружающей его природы в их взаимодействии, с целью предупреждать болезни, лечить или облегчать…»Став в 1860 г. профессором терапевтической клиники Медико-хирургической академии в Петербурге, С. П. Боткин перестроил деятельность клиники на основах физиологической науки. Наряду с физиологией, нормальной и патологической, он уделял много внимания фармакологии и химии.

Боткин положил начало патофизиологическим исследованиям при клинике (специальной кафедры еще не было) под названием экспериментальной патологии. Под руководством И. П. Павлова, работавшего в лаборатории при клинике Боткина, был экспериментально изучен ряд лечебных средств, в частности сердечных (горицвет, наперстянка, ландыш, кофеин и др.), и дальнейшем широко внедренных в лечебную практику.

Среди учеников С. П. Боткина были не только выдающиеся впоследствии терапевты В. А. Манассенн, Ю. П. Чудновский, М. В. Яновский и др., но и основоположники и виднейшие представители ряда других отраслей медицинской науки в России: дерматологии — А. Г. Полотебнов, отоларингологии — Н. П. Симановский и др. И. П. Павлов также отмечал свою связь со школой Боткина. Особенно высоко ценил И. П. Павлов «нервизм» клинического учения С. П. Боткина — уделение постоянного внимания влиянию нервной системы, неврогенным факторам.По инициативе С. П. Боткина и при ближайшем его участии были созданы новые больницы, послужившие образцом для ряда других (в том числе Александровская барачная больница для чернорабочих в Петербурге), в корне перестроен и улучшен режим существовавших больниц (Обуховская больница в Петербурге), введены в столице так называемые думские врачи (на содержании городской думы) типа участковых, с функциями амбулаторных врачей и эпидемиологов (это начинание позднее было распространено на некоторые другие города).

Боткин явился инициатором организации эпидемиологического общества, ряда мероприятий по борьбе с эпидемиями; он был до самой смерти председателем правительственной комиссии по изучению причин высокой заболеваемости и смертности в России. Боткин основал органы медицинской печати: «Больничную газету», «Эпидемиологический листок».Основные труды С. П. Боткина — «Курс клиники внутренних болезней» (1867— 1875) и «Клинические лекции» (1887— 1888) переизданы в 1950 г. в СССР.Г. А. Захарьин (1829—1897) — крупнейший клиницист-терапевт и учитель многих поколений врачей.

Продолжая традиции М. Я. Мудрова, он разрабатывал систему индивидуализации лечения, развил опрос больных. Как и С. П. Боткин, Г. А. Захарьин сыграл большую роль не только в формировании врачей-терапевтов, но и в развитии других отраслей клинической медицины, в создании новых клиник и кафедр (в частности, педиатрии — клиника Н. А. Тольского, гинекологии — В. Ф. Снегирева и др.). Большое место принадлежит Г. А. Захарьину в изучении отечественных минеральных вод. Клиницист — терапевт и физиолог А. А. Остроумов (1844—1908) разработал учение о среде как факторе, могущем в одних случаях вызвать заболевание, а в других — способствовать выздоровлению и укреплению организма.

3. П. Соловьев, теоретик и руководитель советского здравоохранения, отметил новаторскую роль А. А. Остроумова в постановке вопросов о взаимоотношении организма и среды, о связи научно-клинической и практической деятельности врачей.В. П. Образцов (1849—1920), один из создателей киевской терапевтической школы, разработал метод физической диагностики органов брюшной полости путем глубокой скользящей пальпации.

Метод Образцова дополнил методы физической диагностики органов грудной полости. Им введена также перкуссия одним пальцем («метод щелчка»), установлен ряд новых акустических феноменов («шум плеска» в желудке, «бисистолия Образцова» и др.). В. П. Образцов вместе с Н. Д. Стражеско описал клиническую картину тромбоза венечных сосудов сердца с инфарктом (1909), что дало возможность прижизненного диагноза заболевания, до того определявшегося только на вскрытии.