Проблема витамина Р сегодня

Во втором опыте в кожу вводили тушь с ферментом (контроль), а потом тот же раствор, но с добавлением одного из пяти сравниваемых препаратов. В этом опыте различия в действии препаратов были видны на брюшке каждой особи. Наглядно проявилась наибольшая Р-витаминная активность препарата катехинов — он практически полностью устранял эффект гиалуронидазы.

Антигиалуронидазное действие галаскорбина было слабее, рутина и натриевой соли галловой кислоты — еще слабее.Таким образом, в этих опытах удалось подтвердить данные М. Н. Залрометова, что катехины обладают наиболее высокой Р-витаминной активностью в ряду других соединений. Не менее важно, что Р-витаминные фенолы действуют как на проницаемость, так и на прочность сосудисто-тканевых барьеров и что вероятная точка приложения их действия — основное вещество соединительной ткани. Витамин С тоже действует на него. Но механизм действия — другой.

Присутствие витамина влияет на процесс образования коллагена и почти не защищает от действия гиалуронидазы. Фенолы не влияют сами на синтез коллагена (правда, они могут делать это косвенно, защищая витамин С от разрушения), но зато препятствуют разрушительному действию гиалуронидазы.Итак, биологически активные фенольные соединения действительно обладают капилляроукрепляющим действием, которое складывается из снижения проницаемости и увеличения прочности сосудисто-тканевых барьеров.

Это действие наряду с другими биологическими эффектами фенолов успешно используется в практике медицины для лечения любых проявлений кровоточивости, геморрагических синдромов самого различного происхождения.Но является ли это положительное действие фенолов чисто лекарственным или витаминным? Иными словами, есть ли капилляроукрепляющий эффект фенолов следствие восполнения потребности организма в них или результат активного вмешательства в патологический процесс?

На этот вопрос окончательного ответа пока нет. Точнее, можно утверждать, что второй эффект, чисто лечебный, фармакодинамический, безусловно существует. Фенольные препараты, несомненно, лечат, устраняют вызванное болезнью нарушение функции сосудистой стенки.

В этих случаях они действуют быстро и применяются в больших дозах, превышающих суточную потребность в 2—5 раз и более. А вот существует ли чисто витаминное действие, обуславливающее поступление извне жизненно необходимого вещества, сегодня еще сказать нельзя.

Если этот эффект и существует, он существует наряду с лечебным, вместе с ним и пока неотделим от него. Можно предполагать, не обременяя себя доказательствами (благо их и не существует), что в случае относительно кратковременного действия фенолов в больших дозах доминирует лечебный эффект, а при длительном, многонедельном и даже многомесячном поступлении тех же веществ в относительно небольших дозах с растительной пищей мы имеем дело главным образом с естественным, физиологическим, витаминным действием, с восполнением потребности организма (если таковая действительно существует).В заключение скажем несколько слов о надеждах витаминологов. Если витамин Р — реальность, а не фикция, значит, растительные фенолы должны включаться в какие-то, пока не установленные, биологические структуры.

В организме животных и человека есть свои, животные фенолы. Их немного, но они выполняют очень важные жизненные функции. Пирокатехинамины (адреналин, норадреналин) играют роль гормонов и медиаторов, т. е. передатчиков нервного возбуждения.

Индоламины (серотонин) участвуют в свертывании крови, в работе нервных центров. Циклические аминокислоты тирозин и триптофан, в молекулах которых присутствуют фенольные гидроксилы, входят в состав важнейших белков.

Тироксин — гормон щитовидной железы. Наконец, убихинон — один из важнейших внутриклеточных и тканевых регуляторов обмена веществ, окислительно-восстановительных процессов.

Весьма заманчиво предполагать, что бензольные ядра с фенольными гидроксильными группами, входящие в состав этих важнейших веществ, не всегда синтезируются заново в тканях животных и человека, а по крайней мере частично, иногда используются «в готовом виде», заимствуются из обширного резерва, каким являются растительные фенолы. Будущее, быть может недалекое, покажет, насколько основательны эти надежды.