Почему люди такие разные?

Примером возбудимой личности с грубыми импульсивными поступками, по мнению К — Леонгарда, может быть Дмитрий Карамазов. Достаточно для этого вспомнить, как он избивает отца, как измывается над штабс-капитаном Снегиревым лишь за то, что считает его доверенным лицом Федора Павловича.У другого героя Ф. М. .Достоевского — Рогожина/наряду с чрезвычайной возбудимостью, отчетливо проглядывает и такая черта, которую К. Леонгард обозначает застреванием.

Этим термином он определяет чрезмерную стойкость аффекта, его застревание в психике со способностью вновь легко всплывать при любой ситуации. Об этом, например, и свидетельствуют крайняя настойчивость и упорство, с которыми Рогожин домогается Настасьи Филипповны.

В качестве эмотивной личности, с характерной повышенной чувствительностью и глубокими тонкими эмоциями, Леонгард называет Соню Мармеладову из «Преступления и наказания». Соня тревожна, боязлива, склонна к глубоким переживаниям, что так часто демонстрируется на страницах романа.Катерина Осиповна Хохлакова из «Братьев Карамазовых» — типичная гипертимическая личность: приподнятое настроение с жаждой деятельности, повышенная словоохотливость, избыточный оптимизм, зачастую совершенно неоправданный.

Вот типичный образец ее нескончаемой болтовни с постоянной отвлекаемостью, перескакиванием с одной мысли на другую:« — Века, века, целые века не видела вас! Целую неделю, помилуйте, ах, впрочем, вы были всего четыре дня назад, в среду. Вы к Lise, я уверена, что вы хотели пройти к ней прямо на цыпочках, чтоб я не слыхала.

Милый, милый Алексей Федорович, если бы вы знали, как она меня беспокоит! Но это потом. Это хоть и самое главное, но это потом.

Милый Алексей Федорович, я вам доверяю мою Лизу вполне. После смерти старца Зосимы — упокой господи его душу! (Она перекрестилась), — после него я смотрю на вас как на схимника, хотя вы и премило носите ваш новый костюм.

Где это вы достали здесь такого портного? Но нет, нет, это не главное, это потом.

Простите, что я вас называю иногда Алешей, я старуха, мне все позволено, — кокетливо улыбнулась она, — но это тоже потом…»Примером личностей с чрезмерной экзальтированностью чувств, проявляющейся избыточной страстностью, восторгами, быстро сменяющимся отчаянием, а также импульсивностью поступков могут служить Катерина Ивановна из «Братьев Карамазовых» и Настасья Филипповна из «Идиота».У Родиона Раскольникова интровертированность комбинируется с застреванием, что и приводит к развитию у него уже прямо-таки болезненной (параноической — бредовой) идеи о вседозволенности для «избранных» людей.

Много примеров акцентуированных личностей приводит К. Леонгард и из произведений Шекспира. Вот Отелло — человек, для которого характерно наличие одновременно повышенной возбудимости и застревания, чем и воспользовался Яго, доведя того буквально до бредовой ревности, закончившейся ужасной трагедией.А вот Фальстаф из «Виндзорских проказниц», подобно Хохлаковой относящийся к гипертимическим личностям.

Плотный, грузный чревоугодник отличается всеми теми чертами характера, о которых писал еще Кречмер: он весел, болтлив, поверхностен в суждениях…