Патогенез и патологическая анатомия отравлений ядами змей

Под действием ядов наблюдаются цитоморфологические изменения в органах и системах. Их характер и выраженность зависят от вида змеи, дозы, пути введения яда и продолжительности его действия. Яды Crotalidae и Viperidae оказывали более выраженное цитолитическое действие на культуру клеток селезенки и мышц эмбриона быка по сравнению с ядом Elapidae. Это действие проявляется развитием некроза тканей и кровоизлияний (Golin, Larson, 1969). Токсикологические и морфологические изменения в органах были разнообразны и зависели от класса подопытных животных.

DLM при подкожном введении яда кобры для мышей составляла 2,4 мкг, для крыс— 1,8 мкг, а для кроликов — 1 мкг; LD50 для мышей при подкожном введении была равна 1,42, при внутрибрюшинном— 1,21 — 1,28 (3. Н. Каримов и др., 1968). LD50 яда гадюки Рассела для мышей составляла при внутривенном введении 3,0±0,4 мкг, при внутрибрюшинном 22,5±3,2 мкг, при подкожном 165±15,9 мкг (Higginbotham, 1965). Максимальная токсическая доза яда гюрзы вызывает полнокровие внутренних органов, обширные кровоизлияния, отеки и дистрофию паренхиматозных органов, гиперемию почек и селезенки. Однократное подкожное введение 1,4 мг/кг яда кобры или 10-кратное через день по 0,25 мг/кг вызывало у мышей отек и полнокровие головного мозга, дистрофию и дегенерацию ганглиозных клеток, в паренхиматозных органах — зернистую и вакуольную дистрофию с очагами некроза в печени, почках, иногда в миокарде, с уплотнением, фрагментацией и расплавлением аргирофильной сети печени (3. Н. Каримов и др., 1968).При введении яда эфы мышам: однократном подкожном 9 мг/кг, 6-кратном через день 2 мг/кг или 10-кратиом через день 0,9 мг/кг С. Р. Фаязов и соавт.

(1968) через 1 ч после введения и в течение 10 дней отмечали полнокровие и кровоизлияния во внутренние органы, в поздние сроки — отек промежуточной ткани, зернистую, вакуольную и белковую дистрофию сердца, почек и печени, жировую дистрофию и очаговый некроз в печени и почках.В наблюдаемом Jaffe (1957) случае укуса гремучей змеей смерть наступила через 7,5 дней. При вскрытии обнаружены сильные геморрагические и некробиотические изменения на месте укуса и дегенеративные изменения в почках.

К сожалению, сведения об изменениях в других органах отсутствуют. По данным Beamer и соавт.

(1960), при внутримышечном введении мышам 2—20 мг/кг яда гремучей змеи преобладающим симптомом интоксикации являются отек и некроз кожи и мышц, а при подкожном введении 4—8 мг/кг — более выраженный некроз кожи и мышц, дистрофические изменения в эпителии извитых канальцев почек, вплоть до некроза, набухание эндотелия клубочков, глубокая дистрофия печеночной ткани, кровоизлияние и белковая дистрофия печени, кровоизлияние и белковая дистрофия миокарда, кровоизлияние и отек легких, полнокровие и отек мозга. При подкожном введении яд V. lebetina в 3 раза токсичнее для морских свинок и в 2 раза менее токсичен для мышей, чем яд V. aspis. Duguy (1958) наблюдал вызванные ядом V. lebetina обширные кровоизлияния и серозно-геморрагическое пропитывание тканей; в зоне поражения и вдали от нее — значительное расширение сосудов легких, уплотнение и местную деструкцию межальвеолярных перегородок; в печени — разрывы сосудов, перипортальный застой, альтерацию паренхимы; в селезенке — кровоизлияние, серозное пропитывание и ячеистый распад тканей; в почках — гиперемию, изменение очертания канальцев и десквамацию эпителия такого же типа, как и при остром нефрите; отдельные участки геморрагии в кишечнике, расширение сосудов в наружной его оболочке.