Патогенез и патологическая анатомия отравлений ядами змей

Нарушение тканевой проницаемости — один из важных факторов в патогенезе геморрагического синдрома, наиболее выраженного при укусе гадюковыми и гремучими змеями. При внутривенном введении LD50 яда V. russeli мышам геморрагический эффект оказался в 17 раз меньше, чем при введении яда Ech. icarinatus, тогда как при подкожном введении этих ядов в дозе 0,1—4 мкг/кг увеличение проницаемости сосудов кожи было одинаковым, что объясняется высвобождением гистамина и серотонина (Fearn е. а., 1964). Под влиянием яда гюрзы через 2 ч после его введения в 1,9 раза возрастает всасывание из сосудистого русла внутривенно введенного меченого альбумина; наибольшее его количество обнаружено в клетчатке, в месте введения яда, а также в легких, почках, печени, селезенке и кишечнике; в сердечной мышце, подкожной клетчатке вдали от места его введения, в желудке и мозге количество его было незначительным (3. С. Баркаган, 1959). Из 6 фракций яда палестинской гадюки фракция А-3, по действию более близкая к цельному яду, обладает геморрагическим и протеолитическим свойствами (Gitter е. а., 1959). Яды Тг. flavoviridis, Tr. albolabris и Тг. okinawensis не вызывают геморрагии и некроза на месте инъекции (Minton, 1968). Под влиянием яда кобры возникает диффузная геморрагия, под влиянием яда Agk. piscivoris — петехиальные кровоизлияния.Banta и соавт.

(1970) при изучении взаимосвязи между геморрагическим эффектом и ферментативной активностью ядов N. naja и Agk. piscivoris не установили корреляции между эстеразной активностью и геморрагическим действием яда. Изменение проницаемости капилляров внутренних органов и развитие геморрагии связаны также с функциональным состоянием нервной системы. Так, во время глубокого сна, вызванного амиталом натрия (3,5 мг/кг), у животных яд гюрзы заметного изменения проницаемости сосудов не вызывает. При неглубоком физиологическом сне, раздражении животных во время сна и при бодрствовании малые дозы яда гюрзы и кобры (0,625 мг/кг) резко снижают сосудистую проницаемость (А. Т. Бердыева, 1972).Геморрагический эффект, связываемый с действием геморрагинов, повышающих проницаемость сосудов, особенно паренхиматозных органов, Vries и соавт.

(1961) объясняют сочетанием геморрагических свойств и протеолитической активности яда. В ядах гадюк и гремучих змей имеется несколько геморрагических фракций, геморрагины которых не отличаются от протеолитических ферментов и по действию сходны с трипсином. Геморрагическое действие яда Тг. flavoviridis в значительной степени обеспечивается двумя протеиназами, превосходящими по протеолитической активности цельный яд в 1,4 и 3,2 раза, причем геморрагический эффект, вызываемый 0,1 — 1 мкг этого яда, намного превосходит некротизирующий, а дегенеративные процессы в мышцах наблюдаются при введении 3—10 мкг яда. Очищенная геморрагическая фракция в 43 раза превосходит по активности исходное вещество и вызывает геморрагию в дозе 0,0058 мкг (Omori-Satoh, Oshaka, 1970). Геморрагическая фракция яда V. Palestine оказывает и цитотоксическое действие. Установлена корреляция между цитотоксическим эффектом, протеазной активностью и общей токсичностью геморрагических ядов, поэтому предполагается, что геморрагический эффект и цитолиз обусловлены действием одной и той же группы протеаз яда. Подчеркиваются идентичность геморрагинов и протеаз и их неразделимость, а также корреляция между геморрагическим и цитолитическим действием ядов V. Palestine и Ech. coloratus (Andrede е. а., 1962).Протеолитические ферменты ядов действительно обладают геморрагическим свойством, проявляющимся как локально в близлежащей от места введения зоне, так и генерализованно в паренхиматозных органах.

Действие гомогенной протеазы яда гюрзы проявляется геморрагическим эффектом. Однако не все протеолитические ферменты обладают этим свойством.

Так, из 14 фракций яда, выделенных Е. С. Крыловой (1970), две протеазы катодной фракции оказались энергичными активаторами свертывающей системы крови. Геморрагически активной была лишь одна из трех протеаз, выделенных из яда Agk. halus.