От заболевания почек к выздоровлению

Повышенная эта настороженность продиктована тем, что острый пиелонефрит, будто бы — по видимости! — бесследно прошедший, часто переходит в хронический. Так случается — при потере бдительности — в 20—25 процентах случаев. (Бывших пациентов обследовали через 2—2,5 года после атаки пиелонефрита.

)Хронический пиелонефрит вцепляется в почку мертвой хваткой. Его тактика — отступая, наступать.

Фазы пассивности чередуются с атаками. В период затишья пиелонефрит ниже травы, тише воды. И так может длиться годы, пока не представится возможность выйти из подполья.

Такой шанс пиелонефриту дают ослабление защитных сил организма, инфекционное заболевание, наводняющее кровь новыми легионами микробов, и препятствия для оттока мочи.С каждым обострением воспалительный процесс распространяется вширь и вглубь и оставляет после себя вместо деятельных нефронов ни на что не годные рубцы. В первую очередь гибнут канальцы, но пощады нет и клубочкам, и сосудам, и опорной ткани.

И раз за разом сгущается маячащая где-то вдали черная тень сморщивания почки, ее конца.Бывает и другой печальный исход — расплавление тканей. Почка превращается в мешок с гноем, мочой и продуктами тканевого распада.

Творя зло поначалу в одной почке, воспалительный процесс добирается и до второй. Это ставит организм на грань катастрофы.

Вот почему к пиелонефриту надо относиться со всей серьезностью не только во время обострения, но и в период скрытого течения и даже в период затишья. Повадки его таковы, что спокойствие обманчиво.

Лечиться после очередного обострения приходится не менее года, первые полтора-два месяца непрерывно, потом курсами по 8—10 дней ежемесячно. Одни лекарства заменяют другими, чтобы у инфекции не успевала выработаться устойчивость. Назначают препараты, усиливающие общий защитный потенциал организма.

Из домашних средств полезны будут настои мочегонных трав и клюквенный морс. Существенное значение имеет все, что служит укреплению организма, помогает уберечься от охлаждения, переутомления, заражения гриппом и т. д. Стараются излечить, ликвидировать очаги инфекции.Параллельно с лечением регулярно делают анализы мочи и крови. Они раньше, чем самочувствие, скажут о надвигающемся обострении, позволят отбить атаку с минимальными потерями.

Отношение к пиелонефриту нельзя мерить меркой самочувствия. На первых порах оно особо и не ухудшается: еще велики резервы нефронов, а вялая, обжившаяся в организме инфекция не вызывает на яростный конфликт. Именно на этом этапе, пока не исчерпан ресурс нефронов, спасительным будет мощный антибактериальный вал, сквозь который не прорвутся микробы.

И именно тогда — и чем раньше, тем лучше — надо решиться на операцию, коль скоро пиелонефрит поддерживается затрудненным оттоком мочи. Этот момент многое определяет в развитии болезни. Начавшись в канальцах, инфекционно-воспалительный процесс неминуемо спускается по ним и в лоханку, куда стекает их продукция.

Поэтому в названии и фигурирует «пиело» — от греческого pyelos (лоханка).Все, что сказано о приливах и отливах хронического пиелонефрита, о потаенном его характере, об убаюкивающих периодах затишья,— все это относится и к хроническому гломерулонефриту.

Он тоже губит нефроны тихой сапой, хотя события развиваются иначе, без гнойных актов. Представление о сущности гломерулонефрита дает его название. Гломерул по латыни — клубочек, нефрит указывает адрес и характер процесса, ибо частица «ит» в названиях болезней обозначает воспаление.

На предыдущих страницах уже был повод упомянуть, что воспаление при гломерулонефрите — аллергического происхождения и обусловлено извращенными защитными реакциями организма, а провоцируют их микробы. Они науськивают и сбивают с пути истинного антитела, и те, как заряженное ружье, держат под прицелом клубочки нефронов. Бомбардируемые антителами, они начинают пропускать много белка, эритроциты — красные клетки крови.

Непрошеные гости понемногу оседают на внутренней поверхности капилляров. Здесь же и дальше, в канальцах, приземляются многие иммунокомплексы — антитела со схваченными ими инородными белками. Деятельность нефрона весьма осложняется прямо с головного участка.

Если болезнь начинается бурно, то примесь крови в моче видна невооруженным глазом. Бывают массивные отеки.

Но чаще всего проявления стерты и вначале и в дальнейшем, особенно те признаки, которые больные считают почечными. Боли почти нет, у многих на передний план выступают недомогания, присущие состоянию при повышении артериального давления.