Краткий обзор литературы

В таких случаях наряду с выраженным понижением восприятия высоких топов, которое бывает почти у всех рабочих шумных производств, отмечали понижение восприятия и низких тонов. Кривая слуха по воздушной проводимости (слуховой рельеф) нередко представляется двускатной. Понижение восприятия низких звуков бывает, как известно, иногда и у рабочих, подвергавшихся воздействию глума только через воздух. Однако это наблюдается чаще при резкой степени тугоухости, у лиц с большим стажем работы, когда патологический процесс охватывает почти всю улитку.

Экспериментально-гистологическое исследование Н. Ф. Попова, произведенное на одном из заводов, где у рабочих было выявлено понижение восприятия низких звуков через воздух и кость, представляет по новизне методики и убедительности полученных данных особый интерес. Эксперимент проведен на двух группах мышей; первая группа помещалась в клетке, которая находилась на подставке, вторая клетка была подвешена к пружине на тонкой проволоке с целью исключить передачу вибрации пола. При гистологическом исследовании внутреннего уха отмечено значительное различие в морфологической картине. Разрушения нервного аппарата верхнего завитка улитки обнаружены только у группы мышей, клетка которых стояла на полу, т. е. которые подвергались вибрации.

Изменения же в основном завитке улитки имелись у обеих групп мышей. Частота вибрации пола была равна 31 кол/сек. Спектральный состав шума содержал тоны 50 и 100 Гц и высокие — 2000—3000 Гц. Однако при передаче через воздух низкие тоны (50—100 Гц) не вызвали изменений в верхнем завитке у мышей, находившихся в подвешенной клетке; при передаче более низких вибраций (16—32 Гц) через клетку, находившуюся на полу, они вызвали поражение в верхнем завитке, хотя чувствительность уха к ним гораздо ниже, чем к звукам 100 Гц.Г. С. Трамбицкий и С. Л. Минкина (1935) в своих опытах с вибрацией подтвердили основные выводы Н. Ф. Попова.

Последующие экспериментальные исследования, произведенные на ряде производств (С. С. Гроб-штейн и А. В. Кугаро, 1931), показали, что и при полном выключении воздушной проводимости вибрация вызывает разрушения во внутреннем ухе. Защита экспериментального животного от воздействия шума через воздух, без войлочной изоляции его тела от сотрясения (вибрации) не предохраняет внутреннее ухо от поражения (С. А. Винник, 1940).Наряду с этим Н. Н. Лозанов (1929), Beck и Holzmann (1929) на основе своих исследований на производстве отрицают роль сотрясения. По данным Н. Н. Лозанова, устранение воздействия сотрясения не оказывает заметного влияния на повреждения периферического нейрона.

Отрицательные результаты, полученные последними авторами, по-видимому, объясняются недостаточной длительностью опыта, ибо, как установлено большинством авторов, воздействие сотрясения сказывается весьма медленно.На основе проделанной в нашей стране большой исследовательской работы IV Всесоюзный съезд оториноларингологов в 1935 г. разработал положения, которые легли в основу профилактики профессиональной тугоухости.

Новым и важным в этих положениях явилось признание вредного действия вибрации на орган слуха и на вестибулярный аппарат, обоснование принципов профессионального отбора лиц для работы на шумных предприятиях, определение влияния воспалительных заболеваний среднего уха на развитие профессиональной тугоухости и др. Некоторые выводы съезда встречали тогда возражения со стороны ряда авторов за рубежом. Сейчас можно с удовлетворением отметить, что они находят единодушное признание у ведущих отиатров и гигиенистов многих стран мира.Проведенные тогда в нашей стране исследования привлекли внимание зарубежной отоларингологии. Большими авторитетами в отиатрии и профпатологии (Wittmaack, Peyser и др.) была дана высокая оценка работ того периода.

Эти же работы находят высокое признание и сейчас в монографиях и статьях, вышедших в последние годы (Tavani, Chirlanda и др.).