Комментарии

23. Подлинные причины исчезновения и последующего повторного появления дотягивания и схватывания в возрасте около пяти месяцев, несомненно, намного более сложны. По отношению к младенчеству, как я по отношению к онтогенезу в целом, справедливы положения разработанной Д. Б. Элькониным концепции развития деятельности ребенка. Согласно этой концепции, в онтогенезе этапы преимущественной направленности деятельности ребенка на окружающий предметный мир сменяются этапами, на которых ведущей для него деятельностью становится общение с другими людьми. Как показывают исследования советских авторов (Запорожец и Лисина, 1974), появлению осуществляемого под контролем зрения дотягивания в возрасте 5 месяцев предшествует период интенсивного невербального общения младенца и взрослого.

Дотягивание и хватание предметов в этом возрасте принципиально отличается от примитивного схватывания в первые недели жизни, которое представляет собой, по сути дела, архаический, унаследованный ребенком от далеких обезьяноподобных предков безусловный рефлекс. Представляется интересным свидетельство одного зарубежного исследователя: «Существенно, что в период с 6 до 15 недель, когда, согласно всем описаниям, дотягивание исчезает, имеет место очень интенсивное общение младенца и матери.

Ми называем это время периодом первичной интерсубъективности. Он образует первую форму коммуникативного взаимодействия как такового…

Когда дотягивание вновь появляется в конце четвертого месяца, мы отмечаем исключительно важные изменения в распределении внимания, в интересах и спонтанных интенциях младенцев. Создается впечатление, что в это время происходит важнейшие организационные изменения всей психической жизни.

Они ведут к революции в познавательных способностях, а также к полной трансформации правил общения… В это время наши испытуемые неизменно обнаруживают «охлаждение» интереса к «болтовне» с матерью. Во многих случаях детишки этого возраста довольно резко отказываются участвовать в обмене улыбками и «предъязыковыми» звуками с глазу на глаз. Младенец 5-месячного возраста может даже активно избегать взгляда матери, отворачивая голову в сторону, как только она близко подходит к нему с намерением пообщаться.

Это явно делается для того, чтобы установить новое соотношение между вниманием к матери и вниманием к находящимся в ближайшем окружении предметам. Одновременно меняется и тактика поведения матери — она с большим интересом начинает участвовать в том, что младенец делает с предметами.

Ее общение также становится опосредованным предметами, предлагаемыми ею младенцу или получаемыми от него.После этого переходного периода мы наблюдаем новую форму общения — вторичную интерсубъективность. Она представляет собой тройственную и кооперативную игру по поводу тех или иных вещей. Это уже не просто непосредственный контакт, эмоциональный контакт двух партнеров.

Их общение имеет внешнюю направленность. В начале этого периода содержание общения чаще всего устанавливается спонтанно самим младенцем.

Позднее младенец начинает с большим удовольствием получать новые импульсы к развитию этой активности от взрослого. Другими словами, к концу первого года младенец естественно оказывается в роли ученика, тогда как мать в свою очередь становится учителем» (Триварзен, 1978, с. 127).