Клиника отравления ядом каракуртов

В момент укуса каракуртом ощущается боль, подобно уколу иглой. В течение 10—20 мин она усиливается, переходя в жжение, распространяясь по всему телу, вызывает ощущение ползания мурашек (Е. И. Марциновский, 1934; П. И. Мариковский, 1956; Я. А. Благодарный, 1956; М. Н. Султанов, 1963, и др.). При укусе, например, пальца руки в течение 15—30 мин боль, усиливаясь, распространяется в лопатку и подмышечную впадину, в суставы и поясницу, грудную клетку и живот, особенно в эпи — и мезогастрий. С ее нарастанием усиливается ощущение онемения, особенно в нижних конечностях, возникает слабость, адинамия, апатия.

Больной мечется, производя «волчкообразные» движения, боли не успокаиваются иногда до 10 дней (Е. И. Марциновский, 1934; Е. Н. Павловский, А. В. Гижицкий, 1935; Е. М. Компанией, 1947; Я. А. Благодарный, 1956). Часто возникают боли с ощущением сдавливания грудной клетки (Е. И. Марциновский, 1934; И. И. Мошковский, А. И. Охотина, 1945; Я. А. Благодарный, 1956). Головная боль держится 1—2 дня, иногда длительно (Я. А. Благодарный); общая слабость (Е. И. Марциновский, 1934; Е. Н. Павловский и А. В. Гижицкий, 1935, и др.), нередко выраженная, лишает больного возможности самостоятельно передвигаться (А. Ф. Коровников, 1926, и др.), приковывает его к постели на 5—7 дней (Я. А. Благодарный). Общая слабость, боль, а иногда и головная боль появляются в первые часы отравления и не прекращаются до конца заболевания; у наших больных они прекращались в первые 8—15 ч либо к концу 1—2 сут. Озноб и обильная потливость (А. А. Финкель, 1929; Е. Н. Павловский, A. В. Гижицкий, 1935, Е. М. Компаниец, 1947) возникают в первые часы отравления и наблюдаются 3—4 дня; А. Ф. Коровников (1926), Г. Н. Самохин (1933), B. Овищев (1939), П. И. Мариковский (1956) и др. считают, что потливость — обязательный симптом отравления, а Я. А. Благодарный (1956) наблюдал ее лишь в 35,5% случаев в 1-е, реже на 2-е сутки. Крупные капли пота покрывают почти все тело в течение9—10 дней, а иногда и длительное время после выписки больного.

Озноб и потливость мы наблюдали у 1/3 больных в первые часы отравления и в течение 1-х суток.Одни исследователи (Е. И. Марциновский, 1934; В. Свищев, 1939) отмечают наличие у больных субфебрильной температуры, другие (И. И. Мошковский, А. И. Охотина, 1945; Е. М. Компаниец, 1947) — высокой, а Е. Н. Павловский и А. В. Гижицкий (1935), а также А. Ф. Коровников (1926) не наблюдали изменения температуры. Я. А. Благодарный наблюдал субфебрильную температуру у 38,5 из 75,2% больных; в 26,6% случаев температура колебалась от 37,5 до 38°С; в 24,8% она была равна 37°С; в 6,9% случаев была высокой и в З,2% случаев выше 39°С в течение 1—2 дней; у 4 больных с температурой до 39°С наблюдались ее критическое падение и нормализация на 2—3-й день. Мы отмечали у своих больных субфебрильную температуру, кроме 2, у которых температура была высокой (38—38,6°С) и нормализовалась в течение 1—2 дней.Более характерно при отравлении ядом каракурта общее возбуждение.

Обычно больные стонут, кричат, мечутся, плачут, вскакивают с постели (А. Ф. Коровников, 1926; Е. М. Компаниец, 1947; Я. А. Благодарный, 1956; Р. П. Наумова, 1959, и др.). Я. А. Благодарный наблюдал при выраженном возбуждении маниакально-депрессивный психоз, бред и галлюцинацию. По наблюдениям Е. Н. Павловского и А. В. Гижицкого (1935), Г. Н. Самохина (1933) и др., тяжелое отравление сопровождалось испугом и страхом смерти.

Мы также наблюдали случай галлюцинаций.