Физиологические основы утомления

Теперь, познакомившись с динамикой основных физиологических процессов, совершающихся в нервной системе, попробуем приложить наши знания к объяснению некоторых, на первый взгляд не совсем ясных фактов, рассмотренных выше. Сделаем попытку разобраться в тех внутренних механизмах, которые обусловили поднятие работоспособности в опыте И. М. Сеченова.И. М. Сеченов, как помнит читатель, поднимал работоспособность утомленной правой руки, активно работая (во время краткого отдыха) левой рукой.Для объяснения этих фактов вспомним, что уже в прошлом веке ученые нашли; что определенные участки коры мозга, отдельные извилины имеют отношение к определенным функциям.

*Наше тело имеет две симметричные половины — левую и правую. Нервные центры, находящиеся в правом полушарии коры, ведают отправлениями левой части тела, а центры левого полушария ведают правой половиной тела. Раздражая у животного центр движения передней левой лапы (в правом полушарии), мы наблюдаем изолированное движение этой конечности.

Раздражая центр движения передней правой лапы (в левом полушарии), мы наблюдаем движение только правой конечности, центр же, ведающий движением левой лапы, при этом локализованном (точечном) раздражении остается в покое, стало быть, в покое остается и левая лапа.Те двигательные реакции, которые мы наблюдаем при раздражении известных участков коры, возникают в результате раздражения ее чувствительных клеток. От чувствительных клеток коры эти сигналы передаются на ниже лежащие двигательные нервные клетки. Таким образом, двигательная область коры управляет двигательными актами не прямо, а через ниже лежащие исполнительные нервные клетки, на которые неминуемо переходит возбуждение, когда мы раздражаем двигательную область коры электрическим током.

Доказательство анализаторной функции двигательной области коры принадлежит И. П. Павлову и его ученику Н. И. Красногорскому.Физиологами давно установлено, что, в отличие от многих рецепторов (зрительного, слухового, обонятельного и др.), быстро приспосабливающихся к постоянному раздражителю и как бы «не замечающих» его, мышечный рецептор посылает к нервным клеткам мозга импульсы возбуждения в продолжение всего периода раздражения. Мы быстро «принюхиваемся» к неприятному запаху и перестаем его замечать, запаховые рецепторы, как говорят, адаптируются, «привыкают», перестают сигнализировать.

Но мышечные рецепторы не «привыкают» к раздражению, их сигнализация не прекращается в продолжение всего периода раздражения. Этот факт позволяет нам думать, что при мышечной работе центральная нервная система подвергается непрерывной «бомбардировке» нервными импульсами, идущими от нервных окончаний в мышцах, сухожилиях и связках.

Естественно, что если правая рука работает очень продолжительное время, как это мы наблюдаем в опыте И. М. Сеченова, то эта непрерывная «бомбардировка» импульсами, бегущими по проводникам мышечной чувствительности, может понизить возбудимость центра. В разбираемом примере участвует отнюдь не один только какой-либо центр правой руки, а многочисленные центры сгибания, разгибания руки, пальцев, туловища и пр., т. е. целая группа центров («созвездие центров», как говорит А. А. Ухтомский), причем по состоянию своей возбужденности эти центры — участники рабочего акта — доминируют, превалируют над другими, нерабочими центрами, влияя на них тормозящим образом.

* Как показал И. П. Павлов в своем учении о динамической локализации функций в коре, строго изолированной локализации в мозговой коре не существует. Это вытекает хотя бы из двух известных фактов: во-первых, никаких резких границ между отдельными центрами нет, во-вторых, при поражении одного центра (одной группы нервных клеток) другие нервные клетки через известное время начинают выполнять его функцию (компенсаторная функция нервной системы).