Дизартрия и дисфония

В свете большого опыта советских авторов несерьезно выглядят категорические высказывания Blegvad (1952). Он отрицает наличие в основе глухоты, возникающей под действием взрыва, каких-либо органических изменений. На основе своего материала он утверждает, что глухота носит целиком психогенный характер. Однако после такого утверждения Blegvad указывает, что часто имеется выпадение восприятия высоких звуков. Автор приводит следующие симптомы этой глухоты: волнение и беспокойство больных во время беседы с врачом; различие результатов функционального исследования слуха в разные дни; поразительное или чрезмерное улучшение слуха или, напротив, полное его исчезновение при применении слухового аппарата.

Приведенная автором симптоматология относится только к тугоухости, возникающей в условиях боя, но этиологически мало связанной с воздушной контузией как физической травмой.Сходную картину истерической глухоты дают и другие авторы (Л. Б. Перельман, 1943, и др.). Но она может относиться к раннему периоду после контузии, когда больной еще не вышел из заторможенного состояния. Достаточно, по мнению автора, отвлечь внимание больного, переключив его на зрительное восприятие, чтобы он незаметно для себя начал воспринимать речь. Истерику только кажется, что он не слышит, но если он хотя бы раз убедится в ошибочности своего мнения или ему докажут это, — и слух сразу восстанавливается.

Действительно, это бывает. Больному стоило услышать вибрацию камертона с сосцевидного отростка или ощутить звуковое давление при пробе с мощными звуками, как слух у него появлялся. На этих наблюдениях была основана наша методика лечения в ранних стадиях.

В поздних же стадиях такой эффект наблюдался лишь в виде исключения.Наши исследования контузионной истерической глухоты показывают, что для нее характерно несомненное отсутствие слуха. Прежде всего в некоторых случаях мы могли отметить изменение тембра голоса и выразительности речи, аналогичные тем, которые наблюдаются при Органической глухоте.

Опыт Ломбарда давал отрицательный результат: реакции биотоков мозга на звуковое раздражение не отмечалось, условные рефлексы также не вырабатывались. Больные не обладали большими способностями к изучению зрительного восприятия речи. Во всех этих отношениях истерическая глухота сходна с органической. Единственным ее отличием является сохранение ауропальпебрального и кохлео-пупиллярного рефлекса.

Реакция на появление слуха — восприятие звуков или речи — независимо от сопровождающих этот момент обстоятельств (спонтанное появление слуха после испуга или после лечебных мероприятий) — при истинной истерической глухоте бывает обычно резко выраженной. Кто наблюдал эту бурную, поистине детскую радость и восторг, эти сияющие счастьем глаза, горячую признательность больных, тот не может сомневаться в том, что до этого момента больной действительно не слышал и описанная выше истеро-травматическая глухота имеет мало общего с истинной контузионной истерической глухотой. Мы подчеркиваем слово «контузионной», ибо элемент диффузного воздействия взрывной волны на мозг придает этой глухоте особые свойства.