Значение степени дифференциации нервных следов

Каждый по собственному опыту знает, какими нелепыми и сумбурными могут быть сновидения. В них самым хаотическим образом перемешаны отдельные образы, лица, мысли, слова и прочие элементы зафиксированного в коре жизненного опыта.Такая особенность сновидений зависит от развития коркового анализа, обусловливающего расщепленность нервных следов и возможность хаотических комбинаций отдельных элементов.Многие авторы, в том числе Лермитт, указывают на изменения «образа нашего тела» в сновидениях.

Как известно, «образ нашего тела» складывается в течение индивидуальной жизни из комплекса кожных, мышечных, суставных и зрительных ощущений. В сновидениях этот комплекс может быть разъединен и представлен в необычайной комбинации составляющих его элементов. Такое явление нередко наблюдается при разных болезнях, а также в сновидениях у здоровых людей.

Для детей указанная диссоциация комплекса ощущений тела в сновидениях не характерна.Сновидения характеризуются явлениями расщепления, диссоциации высшей нервной деятельности на разных функциональных уровнях коркового онтогенеза и диссоциации между разными функциональными системами на одном уровне. Эти функциональные диссоциации обусловливаются сонным торможением, диффузно и неравномерно распространяющимся в коре и подкорке.

Это же торможение вызывает самое разнообразное расщепление нервных следов.Одним из доказательств такой функции торможения служат проведенные нами совместно с М. М. Сусловой (1947 г.) гипнотические опыты с внушенными возрастами.Взрослым людям во время гипноза производились внушения различных детских возрастов, что и воспроизводилось испытуемыми в сомнамбулическом состоянии.

Оказалось, что таким способом можно было у некоторых лиц воспроизвести почти любой возрастной уровень. У тех же лиц в бодрственном состоянии этого получить не удавалось.

Такие факты сами по себе не новы. Их наблюдали до нас многие клиницисты и экспериментаторы (Платонов, 1925, 1930,1962 гг.; Краффт-Эбинг, 1927 г.; Долин, 1934 г., и др.). По существу такое же функциональное расслоение нашего жизненного опыта имеет место и в сновидениях. Мы не всегда бываем в состоянии вспомнить прошлые события и переживания с такой яркостью, с какой они иногда являются нам в сновидениях. Такова в данном случае роль диффузного коркового торможения; от него же зависит и воспроизведение внушенных возрастов в гипнотическом состоянии.

Вызываемые сонным торможением диссоциации в сновидениях иногда бывают близки к явлениям, наблюдаемым при психозах. Для примера приведу одно собственное наблюдение. «Мне снилось, что я умывался.

Но перед тем как мыть лицо водой, полил себе голову одеколоном (без всякой мотивировки такого акта). Когда проснулся, подумал: „Чем же это отличается от разорванности ассоциаций при шизофрении?»» (запись из дневника автора от 15 XII 1948).Каков же нервный механизм, вызывающий указанную разорванность и хаотичность сновидений в целом? Мы уже сказали, что данное явление зависит от прогрессивного развития с возрастом коркового анализа.

Здесь идет речь о развитии специфических форм выработанного коркового торможения. При помощи этого торможения производится тонкое дифференцирование раздражений из внешнего мира, а также раздражений, исходящих от органов нашего организма.Как показали наши экспериментальные исследования на щенках в Колтушах (1929 г.), это корковое торможение развивается постепенно с возрастом.

У человека, кроме того, большую роль играет становление и развитие второй сигнальной системы — системы речи и мышления. Благодаря этому функция коркового анализа достигает высшей ступени своего развития.У детей до известного периода в их высшей нервной деятельности преобладает первая сигнальная система.

Описанной раздробленности нервных следов в наших сновидениях противостоит явление так называемого «сгущения образов». Оно состоит в том, что два или несколько различных образов в сновидении сливаются в один недифференцированный образ.