Закономерность гипнотических фаз

Напомним сущность ультрапарадоксальной фазы. В опытах с условными рефлексами она наблюдается в тех случаях, когда условный положительный раздражитель (метроном 120) дает тормозной (нулевой) эффект вместо обычного положительного, а тормозной (дифференцировочный) раздражитель (метроном 60) вызывает положительный условный эффект вместо обычного тормозного. Таким образом, при развитии гипнотизации у собак в экспериментальной обстановке могут извращаться нормальные отношения между положительным и дифференцировочным раздражителями. В основе ультрапарадоксальной фазы лежит механизм извращенной взаимной индукции: концентрированное торможение в корковом центре положительного раздражителя вызывает положительную индукцию (индуцированное возбуждение) в корковом центре противоположного, тормозного раздражителя.В вышеупомянутых экспериментах Короткина и Сусловой ультрапарадоксальная фаза наблюдалась в сомнамбулическом состоянии во время гипноза.

Это является лишним доказательством того положения, что сомнамбулическая фаза гипноза должна рассматриваться в плане представлений И. П. Павлова о гипнотических фазах. Гипнотические фазы у человека еще мало изучены с физиологической точки зрения.

Это составляет одну из задач нашей лаборатории.Механизм ультрапарадоксальной фазы объясняет нарушения морали и социальных запретов в сновидениях.

Те чувства, желания, влечения, мысли и поступки, которые подавляются, тормозятся воспитанием и социальными отношениями, в сновидениях иногда становятся господствующими.Это явление происходит вследствие развития ультрапарадоксальной фазы во время неглубокого сна.В происхождении бесконтрольного характера сновидений, кроме указанного механизма, имеет важное значение ослабление контроля со стороны второй корковой сигнальной системы во время сна, о чем речь будет идти ниже.Наркотическая фаза состоит в том, что снижаются и сильный и слабый условные рефлексы, с большим снижением слабого. Когда мы начинаем засыпать, то ослабевает действие внешних раздражителей.

Мы воспринимаем их как бы под сурдинку и в тумане. В это время мы смутно отличаем действительность от сонных грез. Такое состояние описал А. С. Пушкин: «Я находился в том состоянии чувств и души, когда существенность, уступая мечтаниям, сливается с ними в неясных видениях первосония» («Капитанская дочка»).Механизм наркотической фазы должен учитываться при физиологическом анализе сновидений.

В течение последних лет мы занимались физиологическим исследованием сомнамбулической фазы гипноза. Был получен весьма интересный факт, подтверждающий связь сновидений с гипнотическими фазами.

У нескольких наших испытуемых многократно наблюдалось следующее. В процессе гипноза мы получали у них сомнамбулическую фазу. В этом состоянии взрослому человеку производилось внушение того или иного детского возраста.

Обычно у большинства испытуемых после выхода из гипноза наблюдалась полная амнезия, т. е. гипнотизируемые не помнили того, что было с ними во время гипнотического сеанса. У нескольких же человек оставались воспоминания о пережитом в гипнозе. После пробуждения они оценивали переживания внушенных детских возрастов как сновидения.

Однако внушенный в гипнозе детский возраст эти лица воспроизводили с открытыми глазами, отвечая на вопросы и осуществляя детское поведение. Испытуемая Г. с удивлением говорила: «Когда вы меня гипнотизируете, я вижу сны из моего детства.

Когда же сплю ночью, то такие сны мне не снятся. Почему так?».Таким образом, сложное внушенное поведение, осуществлявшееся испытуемыми в порядке коркового автоматизма, оставалось в их сознании после гипноза как сновидение.

Этот много раз наблюдаемый нами факт свидетельствует, во-первых, о том, что сновидения связаны с гипнотическими фазами и гипнотическими состояниями, во-вторых, о том, что сновидения в данном случае локализуются в коре больших полушарий, ибо словесное внушение гипнотизера адресуется к коре, и воспроизводимое детское поведение по своему содержанию имеет корковый характер (детская речь, письмо, манеры).