Вопрос об амнезии сновидений

Выше мы сказали, что такая зависимость наблюдалась не всегда. Это объяснялось тем, что не каждый раз внушение глубокого сна действительно вызывало глубокий сон в гипнозе.Далее, известно, что если гипноз ограничивается первой и второй его стадиями, т. е. стадиями неглубокого сна, то после гипноза амнезии обычно не бывает.

Так было и в многочисленных наблюдениях М. М. Сусловой (1940 г.), исследовавшей глубину и динамику гипнотического сна на первых двух стадиях гипноза. Испытуемые после пробуждения говорили, что они спали и слышали все, что им говорил врач. Если на этих стадиях неглубокого гипноза (малого и среднего гипноза, по Бехтереву) развивались «спонтанные» сновидения, то испытуемые запоминали их и рассказывали о них после пробуждения.

Из жизненных наблюдений известно, что мы часто вспоминаем о сновидениях по ассоциациям, возникающим днем.Так, ребенок 3 лет 7,5 мес., посмотрев утром на керосинку, вспоминает о своем сновидении: «Ночью няня меня держала с керосинкой. Керосинка была перевернута.

Чуть не был пожар. . .» (запись из дневника автора от 9 II 1939).Таких примеров каждый может привести сколько угодно.

Нам нужно подчеркнуть ассоциативную связь, необходимую для запоминания и воспоминания сновидений.Надо считать, что в случаях амнезии этих ассоциативных связей нет, они разорваны, поэтому то, что было во сне и сновидениях, забывается.Способность запоминать сновидения изменяется у одного и того же лица в течение жизни.

Это надо поставить в связь с изменениями глубины и динамики сна.Известны также факты, когда человек видит сон и одновременно отдает себе отчет в том, что это сновидение, а не переживание наяву. В данном случае мы имеем неглубокий сон с частичным включением функции сознания.Некоторые, занимавшиеся изучением сновидений на самих себе, настолько натренировались в таком самонаблюдении, что считали возможным говорить даже о некотором «управлении» собственными сновидениями (Лермитт, 1948 г.).Такова общая картина различных степеней ясности воспоминаний о сновидениях, начиная от полной амнезии и кончая различным их запоминанием.

Весь изложенный нами материал свидетельствует о зависимости амнезии от глубины сна.Но прежде чем перейти к анализу нервного механизма описанных явлений, необходимо остановиться на физиологической характеристике сомнамбулической фазы гипноза, так как сомнамбулические состояния и сновидения — явления родственные.Можно говорить о трех формах сомнамбулизма: 1) сомнамбулизм истерический (наблюдающийся при истерических неврозах и психозах), 2) сомнамбулизм гипнотический (т. е. получаемая в гипнозе сомнамбулическая фаза) и 3) сомнамбулизм во время естественного сна (явления лунатизма, сноговорения и др.). В основе всех трех форм сомнамбулизма лежит тождественный нервный механизм коркового автоматизма.

Как мы уже писали, в клинике обычно понимают сомнамбулическую фазу гипноза как третью, наиболее глубокую фазу, как фазу глубокого сна. В этой фазе возможно получить галлюцинаторное внушение, амнезию и постгипнотическое внушение.Подробное изложение данных нашей лаборатории, касающихся сомнамбулической фазы, было дано нами в специальной работе (1950 г.). Здесь же мы приведем только общее заключение из этой работы. Сомнамбулическая фаза гипноза характеризуется явлениями коркового автоматизма, полной и неполной амнезией (в форме сновидений).

Это есть глубокая фаза гипноза в том смысле, что в это время происходит наиболее глубокая диссоциация, расщепление корковой деятельности, что осуществляется благодаря торможению. Надо полагать, что в основе этой диссоциации и в основе амнезии лежит механизм отрицательной индукции с одной корковой функциональной системы на другую.