Влияние шума и вибрации на звукопроводящий аппарат

О сравнительно высокой частоте катаральных и гнойных заболеваний среднего уха говорят исследования больших профессиональных групп, имеющих длительный контакт с интенсивным шумом. Подробнее об этом будет сказано далее. Известно, что изменения в среднем ухе, в частности в его мышцах, сочленениях косточек, не отражаются на отоскопической картине. Косвенно об их наличии можно судить по характеру понижения слуха — нарушению звукопроводящей функции.

Оно сказывается в понижении восприятия низких звуков через воздух при сохранившемся в норме или даже улучшившемся восприятии через кость. Последнее исключает поражение звуковоспринимающего аппарата.

Указанные клинические и экспериментальные данные могут служить принципиальным подтверждением того положения, что шум может вызвать изменения в среднем ухе, в его трансформационном аппарате. Однако для практики важна другая сторона вопроса — количественная, т. е. насколько часто встречаются такие нарушения у рабочих шумовых профессий, и действительно ли они этиологически и патогенетически связаны с воздействием шума или вибрации.Такую связь усмотрел уже классик отоларингологии Gradenigo (1896), который наряду с чисто кохлеарной формой шумовой тугоухости выделил еще две формы — катар среднего уха с явлениями раздражения лабиринта и комбинированное поражение среднего уха и улитки.

Этого деления придерживался также Ropke (1902) — автор первой монографии по профессиональным болезням уха, носа и горла, Ostmann и др. В. М. Катин-Ярцев (1925) обнаружил у трети обследованных им котельщиков комбинацию поражения звукопроведения и звуковосприятия. Среди рабочих со значительным стажем часты не только небольшие катаральные процессы, но и выраженные патологические изменения в виде адгезивного катара, гнойного среднего отита и его последствий в виде сухой перфорации, рубцов барабанной перепонки. — По данным Я. С. Темкина (1927), у стажированных рабочих ряда шумовых профессий хронический гнойный отит и его последствия встречаются примерно в 10%, в то время как среди рабочих производств, где часты катары верхних дыхательных путей, связанные с большой запыленностью воздуха или с неблагоприятными метеорологическими факторами, этот процент не превышает 6.Убедительные данные получил А. А. Бекрицкий (1929) при исследовании органа слуха у прядильщиц.

Частота гнойных средних отитов в каждой группе коррелирует с частотой профессиональной тугоухости. Так, у банко-брошниц профессиональное поражение улитки обнаружено в 34%, а гнойный отит — в 8,8%, у ленточниц поражение улитки — в 8%, а гнойный отит — в 5,1%- Такая корреляция имелась и в других группах.М. В. Ратнер (1963) выявил корреляцию и в отношении острых заболеваний среднего уха. Сравнивая заболеваемость в двух группах шахтеров, он установил, что у забойщиков и проходчиков шахт, которые подвергаются воздействию интенсивного шума, острые средние отиты бывают в 2 раза чаще, чем у лиц других профессий, не имеющих контакта с интенсивным шумом.

А. Г. Рахмилевич (1964) обследовал 950 рабочих различных цехов завода «Серп и Молот» и обнаружил в 40% патологические изменения барабанной перепонки, в том числе в 5,6% перфорации. Помимо шума, на этом производстве имеются и другие профессиональные вредности, за счет которых можно отнести изменения в барабанной полости.

Однако преимущественную, а может быть, и ведущую роль играет производственный шум. Это следует из сопоставления частоты заболеваний среднего уха в различных профессиональных группах. В группе резчиков, которые подвергаются воздействию наиболее интенсивного шума (около 130 дБ), хронический гнойный отит выявлен у 7,5 %, примерно в 1,5 раза чаще, чем в других группах обследуемых, где шум имеет значительно меньшую интенсивность.

Хронический катар среднего уха у них тоже встречается чаще. У резчиков поражение улитки чаще и более выражено, чем в других группах.