У изголовья больного: лечить не только тело — но и душу

…Профессор проводит обход в палате. У очередного больного проверяет наличие болевого симптома при поколачивании в области реберных дуг. Постукивает по левой реберной дуге и спрашивает:— Боли есть?Больной отрицательно качает головой.— А так?— И наносит легкий удар в области желчного пузыря.Больной вздрагивает и, метнув недовольный взгляд на профессора, раздраженно выпаливает:— А если так тебя по морде?

Окружающие возмущенно шумят, но профессор останавливает их и говорит:— Извините, если я причинил вам боль. Но такая проверка необходима для распознавания вашей же болезни.Больной морщится, отводит глаза, однако дальнейший осмотр проходит без эксцессов.

В данном случае речь идет о низкой культуре человека. Но он страдает тяжелой болезнью, и реагировать на его раздражение было бы недостойно врача.

Надо уметь не заметить раздражение и грубость (иначе разве можно было бы, например, вести обследование психических больных), так направить беседу, чтобы больной осознал важность и необходимость общения с врачом. Как правило, к концу беседы даже у самого хмурого и некоммуникабельного человека наступает разрядка.

Больные успокаиваются, выражение их лиц делается мягче, по-другому светятся глаза.Прекрасный врач и мастер слова Б. Е. Вотчал так говорил об умении опрашивать больного: «Искусство анамнеза — нелегкое искусство. Оно напоминает работу следователя, допрашивающего свидетелей по делу опасного преступника — болезни».

Нередки в работе врача и такие ситуации, когда больные очень словоохотливы, говорят с большим удовольствием, часто совершенно отвлекаясь от болезни, переходя на бытовые и другие темы, подробно описывая мелкие и несущественные детали, и в таких случаях врач должен уметь выслушать человека. Нельзя выказывать нетерпеливость, перебивать его рассказ. Надо уметь слушать, дать высказаться, а позже выяснить необходимые моменты, умело направляя беседу конкретно поставленными вопросами.

Врачевание во многом является искусством, и оно требует от его служителя больших усилий, творчества, поисков путей и методов психологического контакта, умелого воздействия на его эмоциональную и рациональную сферы, поддержания в нем бодрости, веры во врача, в свое выздоровление.Тонкая душевность и человечность — это важнейший инструмент в работе врача. От этого инструмента не меньше, чем от любого медикамента, зависят душевный настрой и здоровье больного.