Современные исследования о механизме сновидений

У 60-летнего мужчины, ослепшего 30 лет тому назад, отмечались сны без визуальных изображений; у него не было быстрых движений глаз при сновидениях, а у слепых с давностью слепоты 3—15 лет, у которых еще сохранялись зрительные образы, всегда наблюдались быстрые движения глаз при сновидениях. Однако, надо полагать, что многие сновидения со зрительными образами могут протекать и без видимых движений глазных яблок.Некоторые авторы считают, что быстрые движения глаз происходят под влиянием определенных нейрофизиологических условий. Приводятся определенные изменения электроэнцефалограммы, которые нередко предшествуют движениям век на несколько секунд (по данным Бергера, на 5 сек.).Быстрые движения глаз, членораздельная речь и другие виды деятельности во время сна свидетельствуют об активном участии спящего в сновидениях.

Глухонемые во сне нередко «разговаривают» на своем языке, т. е. посредством мимических движений мышц лица и пальцев рук контактируют с другими людьми. При этом они воспринимают двигательные символы от других и сами подают такие символы, имеющие определенное содержание, смысловое значение.

Другой специфической особенностью парадоксальной стадии сна является резкое ослабление мышечного тонуса, особенно тонуса шейных мышц, обычно поддерживающих голову в прямом положении. На электромиограмме парадоксального сна электрическая активность полностью исчезает.

Демент и Клейтман (1957 г.) полагают, что лучшим критерием сновидений являются показания электроэнцефалограммы (ЭЭГ), что у человека при ЭЭГ неглубокого сна в стадии В, перемежающейся или не перемежающейся с альфа-ритмом, сознательная деятельность еще сохраняется.В 1965 г. на Международном конгрессе физиологических наук в Токио М. Жуве сообщил о результатах своих исследований парадоксальной стадии сна. Его интересовали поведенческие и электроэнцефалографические эффекты у кошек при лишении возможности развития у них парадоксальной фазы сна.Интерес представляет примененный Жуве способ лишения кошек парадоксальной стадии сна. Для этой цели кошку усаживали на небольшой узкой площадке, плавающей на воде. На этой площадке животное могло только слегка дремать, но как только оно крепко засыпало и на ЭЭГ регистрировалась парадоксальная стадия сна, мышечный тонус исчезал и кошка неизбежно падала в воду.При повторном усаживании животных на ту же площадку у них быстро вырабатывался оборонительный рефлекс на конкретную обстановку, в которой парадоксальная стадия сна больше не развивалась, так как в данном случае она становилась опасной для жизни. При поверхностном, неглубоком сне, сидя, животные удерживались на площадке и не падали в воду.Интерес представляют опыты с искусственным лишением животных парадоксальной стадии сна продолжительностью от 10 час. до 17 суток.

Уже после 12-часового лишения парадоксального сна у кошек наступал неглубокий сон с медленной электрической активностью.Когда экспериментальное лишение животных парадоксальной стадии сна было снято, т. е. когда животных помещали в обычные условия, они засыпали глубоким сном, минуя фазу поверхностного, неглубокого, сна, при этом у них увеличивался порог пробуждения, и животные не реагировали на звуковые раздражители.

Наблюдались случаи непосредственного перехода бодрствования в парадоксальную стадию, минуя стадию неглубокого сна с медленной электрической активностью.Характерно, что в этом восстановительном периоде (после длительного ограничения парадоксального сна) продолжительность парадоксальной стадии резко возрастала; например, после отмены трехсуточного лишения парадоксального сна она возросла до 60% общей продолжительности сна.