Радиация, фенолы и человек

Вот в чем глубокий смысл функционирования и биологического действия растительных фенолов как системы, включающей также оба продукта обратимого окисления. Вот в чем необходимость присутствия в самых небольших количествах сравнительно высокотоксичного хинона: в обеспечении непрерывного воспроизводства семихинонных радикалов как самого активного компонента системы. Концентрация семихинонов ни в растворе, ни в жидкостях организма не может быть большой, не может превысить какого-то критического уровня, ибо начинают развиваться процессы взаимной нейтрализации радикалов, их димеризации с образованием менее активных полимерных продуктов.Только в условиях функционирования всей системы фенол—семихинон—хинон удается обеспечить поддержание уровня среднего компонента системы и добиться существенного эффекта, в данном случае противолучевого.

При сильном сдвиге уравнения реакции вправо присутствие значительного количества хинонов начинает сказываться отрицательно, увеличивая токсичность препарата. С другой стороны, хиноны аутокаталически ускоряют окисление исходного фенола, еще более усиливая токсическое повреждение клеток. Уменьшение дозы препарата даже вчетверо не дает, как мы видели, желаемого возврата радиозащитного эффекта.

Но если к раствору галлата натрия после 60-минутного окисления добавить аскорбиновую кислоту — активный восстановитель, источник атомов водорода, то удается вернуть (по крайней мере, частично) глубоко окисленному препарату утерянную, казалось бы безвозвратно, противолучевую активность. Окраска раствора после добавления восстановителя на какое-то время становится желтоватой, зеленая окраска, присущая хинонам, временно исчезает.

Если же добавить его не к длительно окисленному препарату, а в период максимума его противолучевой эффективности, то под влиянием добавки эта активность бесследно исчезает. Значит, действительно радиозащитные свойства — это свойства не фенола и не хинона, а промежуточного нестойкого продукта, возникающего при их переходе друг в друга.

Известная лабильность противолучевого действия солей галловой кислоты, его зависимость от кислотности раствора, от присутствия ионов меди и других металлов — все это косвенно подтверждает связь эффекта с семихиноном, наиболее нестойким и химически активным из числа ранних продуктов окисления фенолов.Такие чрезвычайно своеобразные особенности противолучевого действия солей и эфиров галловой кислоты выявились в основном еще в 1964—1965 гг. Ничего подобного не встречали радиобиологи, специалисты по противолучевой защите при работе с другими классами противолучевых средств.

Да и в фармакологии не было, пожалуй, примеров биологического действия целой группы переходящих друг в друга продуктов, окислительно-восстановительной системы.Но шло время; то, что казалось еще недавно удивительным и даже невозможным, постепенно становилось знакомым, привычным, накапливались все новые подтверждения роли продуктов обратимого окисления фенолов не только в противолучевом, но и в других проявлениях биологической активности этих соединений.В 1974 г. группа исследователей из г. Магдебурга (Г. Болман, Г. Шютцель и др.) подтвердила наши данные о зависимости противолучевой активности галлатов от наличия в составе препарата обратимо окисленных продуктов.

Только в их исследовании таким недостаточно очищенным препаратом был пропилгаллат.Теперь уже и самые недоверчивые вынуждены были согласиться, что именно с начальными стадиями окисления связана противолучевая эффективность препаратов галловой кислоты.