Профилактика, лечение, экспертиза

Первая помощь при остром отравлении состоит из мероприятий, которые индивидуализируются в зависимости от свойств и действия отравляющего вещества и от состояния больного. Подробные сведения о первой помощи при различных промышленных отравлениях содержатся в монографии И. Я. Сосновика (1960).При хронической интоксикации и медленно развивающемся поражении слухового нерва рассчитывать на полное восстановление функции не приходится. Однако прекращение дальнейшего поступления в организм ядовитых веществ (перемена профессии), мероприятия, способствующие удалению их из организма, и, наконец, общее лечение нередко сопровождаются некоторым улучшением слуха и ослаблением субъективных симптомов — шума и головокружений.Что касается возможности терапевтического воздействия на кохлеарный и вестибулярный аппарат, то в этом отношении мы не располагаем сейчас достаточно эффективными средствами.

В литературе имеются указания на целесообразность приема витаминных препаратов, в частности В1, В2, В6, В12, исходя из того, что при ряде интоксикаций причиной понижения слуха является вызываемый действием ядовитого вещества дефицит витаминов.При стойких формах токсического кохлеарного неврита применяется такое же лечение, как при неврите любой этиологии.

Большие достижения в технике и технологии производства, успехи теоретической и практической гигиены труда открывают большие возможности коренного улучшения гигиенических условий и устранения вредно действующих на организм рабочего факторов.Критерием эффективности проводимых на предприятии профилактических мероприятий и оценки предлагаемых гигиенических правил и предельно допустимых концентраций ядов в воздухе является понижение частоты заболеваемости и ослабление степени клинических проявлений.

В связи с этим состоянию слухового и вестибулярного анализатора, которые нередко первыми реагируют на действие вредных факторов, должно быть уделено большое внимание, особенно если учесть, что эти реакции легко улавливаются и точно регистрируются. В этом отношении полезна периодическая аудио — и вестибулометрия. При появлении признаков интоксикации, если предполагается повышенная чувствительность данного лица к данному веществу, нужно рекомендовать перевод на другую работу.

При профессиональном отборе не следует принимать на работу с ядовитыми веществами лиц, страдающих поражением внутреннего уха.Мы здесь не останавливаемся на разработанной в СССР системе индивидуальных защитных приспособлений и мерах предупреждения. Большое значение имеют установленные в законодательном порядке предельно допустимые концентрации в воздухе различных промышленных ядов. Достойно быть отмеченным, что в большинстве случаев наши нормы ниже зарубежных.

Результаты налаженной и регламентируемой системы охраны труда, совершенствования методики раннего распознавания интоксикаций и своевременного применения лечебных и профилактических мер уже сказались. Поражения слухового и вестибулярного аппаратов, этиологически связанные с воздействием токсических веществ в производстве, встречаются все реже. Однако вопросы патогенеза и клиники токсических заболеваний органа слуха не потеряли своего значения.

В связи с огромным развитием химии и широким применением ядохимикатов в сельском хозяйстве расширяется число рабочих, имеющих длительный контакт с химическими веществами. Естественно ожидать и изменений в клинической картине и течении, которые могут быть внесены новыми химическими веществами.Профессиональная экспертиза при токсической тугоухости сложна как при остром, так и при хроническом отравлении.

Трудность определения профессиональной этиологии обусловлена тем, что выраженные стойкие поражения при остром развитии заболеваний очень редки, а при хронической интоксикации понижение слуха редко достигает большой степени.При острой тугоухости о профессиональном генезе говорят общие клинические симптомы отравления, которые обычно достаточно убедительны.

Однако в практике бывает и так, что поражение слуха является единственным следствием отравления. Конечно, если это произошло вследствие внезапного резкого повышения концентрации яда в воздухе (авария, небрежность и т. д.), то отсутствие других признаков отравления не может отвергнуть этиологическую связь с производственной интоксикацией.

В этом случае можно думать о повышенной чувствительности органа слуха к данному веществу или об избирательном его действии. Такое избирательное действие на слуховую функцию (особое сродство) установлено в отношении некоторых веществ (хинин, неомицин, мицерин и др.).Острое поражение может возникнуть, хотя и очень редко, при отсутствии указанных условий. Краткое описание такого наблюдения приведено выше. Тугоухость возникла у рабочего, имевшего длительный контакт со свинцом.

Явления со стороны уха — головокружения, шум и глухота — были единственными симптомами. Доказательством профессиональной этиологии глухоты служило обнаружение свинца в моче, т. е. наличие хронической свинцовой интоксикации и отсутствие возможной другой этиологии.

В подобных случаях можно предположить, что яд, накапливающийся в тканях организма, в костных депо, достиг порога вредного действия в связи с какими-либо добавочными факторами.В отличие от шумовой тугоухости, где важным доводом в пользу профессионального генеза говорит большой стаж работы, при интоксикации длительность контакта с ядовитыми веществами не имеет столь важного дифференциально-диагностического значения.

В патогенезе токсической тугоухости решающее значение имеет повышенная концентрация вещества (пыль, пары) в воздухе (при аварии оборудования и т. д.). Для диагностики токсического неврита большое значение имеют обнаружение ядовитого вещества в моче и симптомы интоксикации. Известное вспомогательное значение имеют выявленные нами некоторые аудиометрические отклонения при отдельных видах интоксикации.

Наличие токсических веществ в концентрации, превышающей предельно допустимые нормы, должно учитываться при экспертизе и как фактор, способный сенсибилизировать орган слуха и потенцировать действие других профессиональных вредностей, особенно шума и вибрации.