Посредник — адреналин

Чтобы выяснить возможность выброса пирокатехинаминов в кровь из надпочечников, был поставлен специальный опыт. Через 30 мин после введения в брюшную полость крыс предварительно окисленного натрийгаллата содержание в надпочечниках адреналина снизилось на 28%, норадреналина — на 45%. Одновременно выросло их содержание в селезенке. Через 90 мин наблюдался возврат к норме. Значит, под влиянием растительных фенолов действительно происходит выброс пирокатехинов из надпочечников в кровь.

За счет этого выброса и может повыситься уровень сахара в крови. Еще один опыт подтвердил вероятность такого опосредованного действия фенолов на сахар крови. Если перед введением фенолов, за 30 мин, ввести крысам дигидроэрготоксин, препарат, блокирующий действие адреналина на сахар крови, он блокирует и действие фенолов.

Если у крыс предварительно удалить надпочечники, то введение галлата натрия вызывает лишь слабое повышение уровня глюкозы в крови, да и развивается оно спустя 1,5 ч. Все эти опыты убеждают, что введение растительных фенольных соединений действительно стимулирует выход адреналина в кровь и что этим в основном и объясняется повышение уровня сахара крови.Окисление циркулирующего адреналина может задерживаться растительными фенольными соединениями, выступающими в роли простых антиоксидантов.

Но в тканях фенолы, точнее, продукты их окисления (хиноны) могут выступать в качестве стимуляторов и даже катализаторов окисления адреналина. В присутствии этих катализаторов окислительный (хиноидный) путь превращений адреналина, обычно занимающий незначительное место, выдвигается на первые роли.Но этот путь превращений нельзя рассматривать как простую инактивацию.

Продукты окисления адреналина в организме — дегидроадреналин, адренохром, адренолютин и др.— обладают собственной значительной биологической активностью и вносят свой вклад в суммарный эффект пирокатехинаминов. Хиноидный путь превращений адреналина вернее рассматривать не как инактивацию, а как превращение в другие активные продукты. И вполне вероятно, что и адреналин, подобно аскорбиновой кислоте и растительным фенолам, функционирует в организме как целостная окислительно-восстановительная система.

Во всяком случае, удалось зарегистрировать существование семихинонных радикалов адреналина, и не только в пробирке, но и в организме, в ткани надпочечников. Так изучение механизма действия растительных фенолов косвенно проливает свет на механизм действия их животных аналогов.Близость физиологических и фармакологических эффектов животных и растительных фенолов несомненна.

Она охватывает область действия на гладкую мускулатуру матки, сосудов, бронхов, кишечника, на проницаемость и прочность капилляров, на свертывание крови, на кору надпочечников и на токсичность гистамина. Растительные фенолы, подобно адреналину, обладают антимитотическим, противолучевым и противоопухолевым действием. Сходно действуют они и на сердечную мышцу, на внутрисердечное кровообращение и тонус коронарных сосудов.

Но есть и различия. Это, во-первых, различия количественные: тот же эффект, что адреналин, растительные фенолы дают в дозах, в 100—1000 раз больших, чем пирокатехинамины. Есть, во-вторых, и качественные различия.

Адреналин и норадреналин специфически повышают артериальное давление; растительные фенолы даже в больших дозах такого эффекта не дают. Адреналин в отличие от растительных фенолов угнетает желчеотделительную функцию печени и стимулирует работу щитовидной железы.Однако по сравнению с многообразием сходных и одинаковых эффектов эти различия носят все же второстепенный характер.

Разносторонняя близость животных и растительных фенолов — близость структурная, химическая, биохимическая — имеет, очевидно, глубокую основу: как растения и животные произошли от общего корня, так и фенольные вещества растений и животных, быть может, тоже имеют общего химического предка. Отсюда и такал глубокая близость их действия.