Поражения уха молнией и электрическим током

При анализе аудиограмм 26 больных после электротравмы Mounier-Kuhn у 3 больных выявил полную глухоту, у 16 — перцептивную тугоухость, из них у 10 — понижение восприятия по всему диапазону, у 5 — понижение на высокие и у одного — на низкие тоны. У 5 больных была смешанная тугоухость и только у 2 — понижение звукопроведения. Таким образом, аудиограмма, типичная для поражения улитки, была у небольшой части лиц, получивших травму. Резкие степени тугоухости имелись лишь у 7 больных, у остальных — средние и легкие степени. Динамика слуха в дальнейшем различна: иногда слух полностью восстанавливался, нередко ухудшался или оставался стабильным, у некоторых больных тугоухость прогрессировала.

У части больных после электротравмы отмечена невозбудимость лабиринта при калорической и вращательной пробах. Корреляция между состоянием кохлеарной и вестибулярной функций часто отсутствует.

Это дает основание предположить ретролабиринтную локализацию поражения. Об этом, между прочим, говорит и то, что феномен рекрютмента, как правило, отрицателен.По данным Kawamura (1965), наблюдавшего 24 больных после электротравмы, аудиограммы обычны для кохлеарного неврита.

Обращает внимание то, что при поражении электротоком субъективный шум бывает более сильным и более упорным, чем при травме черепа. И по данным Mounier-Kuhn, жалобы на шум в ушах у пострадавших очень часты. Нередко шум в ушах бывает невыносимым.

Изучение казуистических сообщений об электротравме показывает, что клиническая картина поражения, его течение и исход не представляют собой цельной и единой нозологической формы.На основе анализа клинической картины и данных вскрытия большинство авторов склонно расценивать кохлео-вестибулярное поражение как ретролабиринтное. Поражение среднего уха и лабиринта бывает лишь при прямом, непосредственном действии на ухо, но и в этом случае поражение уха тоже не является изолированным.

Механизм электротравмы уха изучался и экспериментально. Прямое действие тока на лабиринтную капсулу вызывает ее поражение и даже некроз. Наступает также дегенерация волосковых клеток кортиева органа.

В экспериментальных исследованиях Loebel (1932) основные изменения в виде геморрагии были обнаружены в мозгу, а также в лабиринте.Е. Г. Михлин (1937) нашел гистологические изменения во внутреннем ухе у кроликов после экспериментальной электротравмы.

Заслуживает внимания то обстоятельство, что стойкие патологические изменения были лишь у 3 кроликов и только в одном ухе. Отсюда напрашивается вывод, что при сравнительно небольшой силе тока, видимо, требуются какие-либо предрасполагающие факторы; во всяком случае прямое (адекватное) воздействие на орган слуха, по-видимому, исключается. По данным Е. Г. Михлина, непосредственной реакцией на электротравму являются расширение капилляров лабиринта и кровоизлияния. В дальнейшем происходит организация кровоизлияний, прорастание их соединительной тканью и развитие дегенеративного процесса в кортиевом органе.

Не останавливаясь более детально на изменениях во внутреннем ухе, мы должны подчеркнуть, что ими не исчерпывается патологический процесс при электротравме. Клинические данные и особенно разнообразие течения и исхода кохлео-вестибулярных нарушений позволяют утверждать, что в их основе лежат изменения на разных уровнях VIII пары нервов в сочетании с общемозговыми явлениями. Стойкие формы поражения слуха и вестибулярной функции, по-видимому, связаны с дегенеративными изменениями во внутреннем ухе.