Определение индивидуальной чувствительности к шуму

В своих исследованиях (1927) мы не обнаружили корреляции между степенью непосредственной реакции на воздействие шума и степенью стойкой профессиональной тугоухости. Отсутствие корреляции давало основание прийти к выводу, что природа этих явлений неодинакова.Последующие исследования многих авторов, произведенные с помощью современной аудиометрии, не поколебали этого положения. Во всяком случае до сих пор не приведено более или менее убедительных данных, которые свидетельствовали бы о том, что у лиц с повышенной реакцией на кратковременное звуковое раздражение быстро развивалась профессиональная тугоухость.

Основываясь на опыте американских авторов, Sataloff пишет, что попытки судить об индивидуальной резистентности органа слуха к длительному воздействию производственного шума по степени утомляемости не увенчались успехом. Он наблюдал ряд рабочих, у которых сравнение слуха до и после работы в шумном цехе указывало на резкую утомляемость.

Между тем после многолетнего воздействия шума у них не было обнаружено стойкого понижения слуха. Имелись наблюдения обратного порядка: при отсутствии заметных сдвигов после каждодневного утомления сравнительно быстро развивалась профессиональная тугоухость.

А. В. Лутс (1960) на основе исследования рабочих шумовых профессий пришел к выводу, что тест кратковременной нагрузки непригоден для профессионального отбора.А. Г. Рахмилевич (1964) исследовал реакцию на звуковую нагрузку у больших групп рабочих шумных цехов, используя методику изучения адаптации. Вывод его сводится к тому, что по величинам адаптации нельзя судить о том, как будет реагировать орган слуха на длительное действие шума.Приведенные данные подтверждают высказанное нами положение, что ни в отношении механизма развития и характера лежащих в основе стойкого понижения слуховой функции процессов, ни в отношении их локализации нельзя проводить аналогию между утомляемостью органа слуха и профессиональной тугоухостью.

В первом случае степень наступающего понижения слуха характеризует подвижность возбудительных и тормозных процессов в коре мозга, реакцию мышц среднего уха и лишь отчасти — процессы в периферическом рецепторе.Во втором — в основе понижения слуха лежат дегенеративные изменения в кортиевом органе.При изучении адаптации (1955) мы смогли показать ее преимущественно корковую обусловленность.

В этом отношении интересны опыты Г. Л. Навяжского и Л. А. Кирюк (1950). Применяя после действия сильного шума звуки малой силы в качестве растормаживающего агента, авторы наблюдали лишь незначительное понижение слуха, которое быстро проходило.Однако было бы не совсем правильно отказаться от изучения реакции органа слуха на звуковую нагрузку только потому, что она не может быть использована как критерий для предсказания конечного результата длительного воздействия шума. Надо иметь в виду, что у некоторых людей, особенно у молодых, иногда реакция на шумовое раздражение выражается в появлении резкого субъективного шума в ушах, головокружения, вегетативных нарушений, падения общего тонуса.

Быть может, описанные выше тесты не являются в этом отношении достаточными, так как характер и интенсивность шума мало воспроизводят истинную обстановку. Дефектом в этих тестах является также отсутствие одновременной вибрации, которая, как правило, сопутствует шуму. Ввиду сложности создания соответствующей лабораторной обстановки нам кажется, более рациональным изучать реакцию в производственных условиях, обязательно в условиях выполнения испытуемым своей обычной работы.