Нарушение центральной нервной системы и кохлео-вестибулярные сдвиги

Мы выделили и третью форму поражения, при которой в отличие от первых двух имеются выраженные нарушения в центральной нервной системе. Эти изменения являются решающими в патогенезе кохлео-вестибулярных нарушений или их отягощают. Во всяком случае аудиометрические и вестибулометрические данные, равно как спонтанные симптомы и субъективная картина болезни, убедительно говорят о центральном характере поражения.

Состояние слуховой функции в большинстве случаев одинаково на оба уха. Аудиограмма в отличие от первых двух форм представляется почти горизонтальной, а нередко даже несколько восходящей. Костная проводимость находится на уровне воздушной, а в отдельных случаях даже несколько выше ее. Отличительной особенностью тугоухости при этой форме является заметная лабильность и обратимость.

Улучшение и даже восстановление слуха бывают и в поздние сроки после контузии. Больные жалуются на головокружения, выражающиеся в ощущении вращения окружающих предметов, проваливания в бездну, мелькание искр перед глазами и т. д. Расстройства походки отмечают лишь в единичных случаях, спонтанный нистагм — несколько чаше. Возбудимость лабиринта часто бывает повышенной, особенно при калоризации, в меньшей части случаев — пониженной.

Иногда отмечается диссоциация между калорической и вращательной возбудимостью. После калоризации наблюдаются резко выраженные вегетативные реакции. Степень нарушения вестибулярной функции не всегда идет параллельно со степенью поражения кохлеарной.

И. Н. Александров (1949) на основании анализа состояния вестибулярного аппарата у большой группы контуженных нашего госпиталя выделил следующие формы поражений: 1) центрально обусловленную форму контузионных вестибулярных поражений; 2) периферическую форму; 3) смешанную форму. Предложенный им термин «центрально обусловленное поражение» более правилен, чем термин «центральное поражение», так как при поражениях, развивающихся в результате воздействия воздушной волны или чрезмерного акустического раздражения, процесс в центральной нервной системе имеет диффузный характер и не локализуется только в вестибулярных нейронах и центрах. На фоне патологических процессов в центральной нервной системе разыгрываются разнообразные изменения на различных отрезках вестибулярной рефлекторной дуги, тесно связанной с вегетативными центрами и находящейся под регулирующим влиянием коры головного мозга.

Анализируя клиническое течение центрально обусловленных поражений, автор сумел провести более дифференцированную их классификацию. Она строилась в зависимости от характера процессов, протекающих в коре и в подкорковых центрах и возникающих в виде непосредственной реакции на воздействие взрывной волны.

По мере затихания этой реакции видоизменяются и клинические симптомы. Автор обратил внимание на характерный для центральных вестибулярных поражений симптом — уплывание глаз. По мнению автора, описанный им симптом близок по своему патогенезу к содружественному отклонению глаз и должен рассматриваться как гнездный симптом, указывающий на поражение второго вестибулярного нейрона в заднем продольном пучке.

Сходный по генезу симптом в виде конвергенции глазных яблок наблюдали в первую мировую войну Neuman, Barany и др. Neuman считает его признаком истерии, Barany и Hautant — невропатии (цит. по Ramadier). Симптом в виде отхождения глазных яблок вместо нистагма после вращения и калоризации мы наблюдали в 20-х годах при профессиональной тугоухости у котельщиков. Этот симптом в различных вариациях часто отмечался при вибрационной болезни.

Он подробно описывается в соответствующей главе.Аудиограммы при первой и второй форме в большинстве случаев являются характерными для поражения улитки. Различия между ними являются больше количественными, чем качественными.

Они указывают на большее или меньшее распространение процесса, которое зависит от силы взрыва и от характера изменений в улитке, наступивших непосредственно после контузии. Ограниченное понижение восприятия одной или двух самых высоких октав является следствием прямого повреждения основного завитка улитки акустической или ударной волной; более диффузное поражение, захватывающее и другие зоны восприятия, видимо может быть связано с кровоизлияниями в улитке и изменениями в лабиринтной жидкости; с последними, по-видимому, связано наблюдающееся иногда нарушение звукопроводимости при отсутствии изменений в среднем ухе. Такое же положение мы отмечаем, хотя и реже, и при первой форме, что указывает на некоторую патогенетическую общность первых двух форм поражения.

То обстоятельство, что иногда у одного и того же контуженного на одно ухо имеется аудиограмма с провалом, а не другое — полого нисходящая, подтверждает эту общность.