Мышьяк

Клинические наблюдения над промышленными отравлениями мышьяком в литературе весьма малочисленны. Monakov описывает случай хронического отравления мышьяком с невритом периферических нервов и со значительной тугоухостью и шумом в ушах. Tommasi (1903) наблюдал у рабочих, контактирующих при работе с мышьяком, поражение функций внутреннего уха. Ruttin (1936) описывает тугоухость, развившуюся у рабочего мышьяковистого производства. После ухода с работы слух стал улучшаться. По данным Vasslo и Nunmbert (1952) аудиограммы при интоксикации мышьяком имеют обрывистый характер, начиная с 1000 Гц. О профессиональном генезе тугоухости говорит обнаружение мышьяка в выделениях и волосах и отсутствие другой этиологии.

В экспериментах Mijamoto (1931), Causse (1949) нашли изменения в stria vascularis с нарушением секреции эндолимфы, Rothig (1909) обнаружил дегенеративные изменения в ядрах слухового нерва. [В этом абзаце авторы цитируются по Tavani (1958)].