Многоязычные диалоги

Столь же многозначно можно толковать видимое невооруженным глазом помутнение мочи. Это могут быть соли, плавающие нити слизи, гной, придающий вначале всей порции молочный вид и быстро оседающий толстым слоем на дно сосуда. Если приготовить для анализа три баночки и заполнить их за один раз друг за другом, то станет ясно, когда выделяется гной: только вначале, равномерно или только с последними порциями. А это косвенно указывает, где находится очаг. Если в почке — вся моча молочно-белая.Молочный вид придает ей и избыточное количество фосфатов.

Сероватая мутность — от оксалатов, красновато-кирпичная — от мочевой кислоты и ее солей.С анализа мочи начинаются, как правило, обследования при подозрении на заболевание почек. В лаборатории под микроскопом в пробирках, на чашках Петри, в центрифугах, с помощью химии, бактериологических и иммунологических методов ищут ответ на вопросы о деятельности почек, об обстановке в нефронах, о масштабе разрушений, учиненных болезнью, о ее природе.

Перед врачом вырисовывается картина со множеством точных деталей. Какую конкретно информацию несут результаты анализов мочи? Сообщают о ее реакции (кислая она или щелочная), фиксируют находки, не предусмотренные физиологией.

Большое количество эпителиальных почечных клеток говорит о поражении канальцев, о гибели их клеток. На то же указывают цилиндры — различные белковые образования, которые формируются в результате ряда определенных изменений клеток канальцев. Эритроциты делают заметными примеси крови, невидимые на глаз. А лейкоциты — белые клетки крови, борцы с бактериями — свидетельствуют о примеси гноя. Они появляются непосредственно из воспалительного очага.

Если его нет ни в паренхиме, ни в выводящих путях, то за сутки по специальной методике можно «уловить» не более 2 миллионов лейкоцитов. При общем анализе мочи в норме они отсутствуют или присутствуют в очень малом количестве — до 5 в поле зрения. Превышение этих цифр — признак воспаления в мочевой системе.

И чем больше лейкоцитов, тем активнее, обширнее воспалительный процесс. Очень ценная улика — «живые» лейкоциты, сохранившие биологический потенциал. Их изобличают специальной окраской.

Обнаружение лейкоцитов заставляет искать возбудителей воспаления. Увидеть их можно в микроскоп и приблизительно (много, умеренно, незначительно) определить количество.

А важно знать их в лицо, знать численность и слабые места. Для этого приходится перейти на другие языки. Самый информативный из них — бактериологический, посев на питательных средах.

В лабораторных шкафах микробам создают наилучшие условия для развития, так что малочисленные представители какого-то рода разрастаются в колонии. По ним уже легче разобраться, кто есть кто, вычислить, сколько их было, прародителей, и испробовать, какие лекарства для них губительны, какие — нет.Всем хорош бактериологический метод, единственный недостаток — медлительность. Раньше, чем через 2—3 суток, ответа не жди. Туберкулезные же микобактерии разоблачают себя и того медленнее — через 1—2 недели, а наиболее определенно — через 2—2,5 месяца.

Вот почему все большее применение находят химические экспресс-тесты. Через 6—8 часов они достаточно объективно говорят об активности воспалительного процесса, его расположении, чувствительности возбудителей к антибактериальным препаратам.В этих анализах используются вещества, которые изменяют свой цвет и выпадают в осадок в присутствии бактерий, от их дыхания.

Время появления красного осадка (от ТТХ — трифенилтетразолий хлорида, который применяют чаще других) и его интенсивность зависят от количества бактерий. Создана стандартная цветовая шкала, в которой каждый оттенок соотнесен с количеством бактерий.