Многоязычные диалоги

Чудеса рентгенотехники позволяют снимать почки послойно, избирательно. Изображение, правда, теряет в четкости, но не наслаиваются тени соседних органов, кишечных газов.Для быстроты и правильности толкования рентгенограмм, ориентирования по ним в ходе операции или сложного обследования поистине неоценимое значение имеет соединение рентгенотехники с телевидением.

Своим появлением это дитя технического прогресса обязано созданию электронно-оптического преобразователя. Он в десятки раз улучшает рентген-изображение, которое становится читаемым на телевизионном экране.

Оснащение операционных рентгенотелевидением словно сделало хирургов ясновидящими, наделило возможностью уверенно действовать в паутинном сплетении сосудов и нервов, скрытых под непроницаемой для глаз оболочкой кожи.Рентгенотелевидение открыло для осмотра артерии и вены почек, где, как уже указывалось, кроется первопричина ряда поражений нефронов и истоки заболевания, охватывающего сосуды всего организма,— артериальной гипертонии. Увидеть сосуды, доставляющие кровь к клубочкам и несущие ее, очищенную, доведенную в канальцах до кондиции, в общее русло,— значит узнать очень многое о будущей судьбе этой почки.

Когда разговор ведется на языке функциональных проб, уролог получает красноречивую информацию о том, какая функция нарушена и в какой мере. Но ему важно еще зримо представить, где, в каком регионе почки вышли из строя нефроны, где их изрыла каверна, куда оттеснила разбухшая лоханка, в какие проросла опухоль, сколько сдавлено венозным застоем — воочию увидеть район бедствия. Тогда можно планировать органосохраняющие операции, резать не для удаления, а ради целительной реконструкции. Карту плацдарма, где предстоит вести сражение, биохимия составить не может.

В таких ситуациях вразумительный ответ дает разведка боем — ангиография, заключается она в заполнении рентгеноконтрастным веществом непосредственно сосудов почки. Это обеспечивает большую четкость рисунка, а он достоверно указывает, какая и где приключилась в паренхиме беда. Предложены эти исследования сравнительно давно, для артерий почки в 1929 году, для вен — в 1956 году, однако до воцарения рентгенотелевидения оставались больше задумкой, чем реальностью: вслепую, без сведений о фарватере двигаться по сосудистому руслу было слишком рискованно.

Свой путь и. к аорте, от которой отходят почечные артерии, и к нижней полой вене, куда впадают почечные вены, хирург начинает от сосудов бедра. Раньше, правда, на аорту выходили через прокол в пояснице.

Сейчас отдают предпочтение более дальнему, но более доступному маршруту через бедренную артерию. В нее вводят гибкий металлический проводник, а по нему, сверяясь с экраном рентгенотелевидения, продвигают к аорте и по аорте катетер. Когда кончик катетера поднимается чуть выше точки, где отходят почечные артерии, по нему вводят рентгеноконтрастное вещество.

Оно сразу попадает в артерии почки, и потому уже в конце введения делают снимок. Артерии и их ветви будут на нем как на ладони. Потом контрастное вещество фильтруется клубочками, течет по канальцам.

Это рентген тоже может запечатлеть так же, как и частичное поступление в магистральные вены и удаление через лоханку в пузырь. Примерно таким образом выполняется и венография, но катетер продвигают по бедренной вене в полую и изогнутый клювик его вводят прямо в почечную вену.Как ни информативны сведения, добываемые рентгеном, это — не последнее слово в диагностическом арсенале уролога и нефролога.

Рядом с рентгеновским лучом — именно рядом, а не вместо него — трудятся сегодня меченые атомы и ультразвук.Меченые радиоактивные атомы играют роль контрастного вещества, их сигналы улавливаются специальными датчиками и фиксируются на бумаге.

Доставляет эти меченые атомы в почки вещество, которое они умеют быстро и без остатка удалять из крови. Урологи и нефрологи облюбовали на должность радиоизотопа гиппуран и неогидрин, к первому добавляют радиоактивный йод, ко второму — радиоактивную ртуть. Вводят радиоизотопы, как и рентгеноконтрастные вещества, внутривенно, иглой.

Дозы настолько ничтожны, что нет основания тревожиться по поводу лучевой нагрузки. Датчики-регистраторы спарены с самописцами, переводящими сигналы радиоактивности на язык графики.

Одни приборы обучены вычерчивать кривые, другие — рисовать контуры органа, растушевывать рельеф.