Клиника отравления ядами змей

У 1/3 больных в первые дни наблюдается субфебрильная температура, а у больных с резаными инфицированными ранами она держалась до 5 дней.При тяжелых и средней степени отравлениях наблюдаются тошнота и иногда рвота, исчезающие после рациональной терапии; иногда в течение 2—6 ч остаются неприятное ощущение и тупые мышечные боли, возникающие порой в эпигастрии.Нейротропное действие яда кобры на различные центры коры головного мозга и избирательно на дыхательный и рвотный центры обычно проявляется затруднением дыхания, одышкой, тошнотой, иногда рвотой, головокружением, помрачением и кратковременной потерей сознания. Более чем у 50% больных наблюдаются расширение зрачков, сухость во рту, общая слабость и адинамия.

Отмечаемые при укусе гадюковыми змеями сухость во рту, а при укусе коброй слюнотечение объясняются извращением вегетативных рефлексов (М. И. Максианович, 1930, и др.); расширение зрачков с отсутствием реакции на свет (А. Э. Брем, 1931; Н. П. Кеворков, 1946, и др.) — нарушением функции парасимпатических нервов, а сохранение этой реакции при укусе гадюковыми — их раздражением. Выражено нейротропное действие и при укусе аспидовыми змеями: 0,25—0,5 мг/кг?-токсина яда N. nigricollis оказывает курареподобное, а 0,1 мг/кг?-токсина — кардиотоксическое действие с блокадой возбудимости диафрагмального нерва, сопровождающееся высвобождением кальция из миокарда (Tazieff-Depierre, 1970). Сравнивая действие яда N. nigricollis и найатоксина-? на нервно-мышечный аппарат, Cheymol и соавт.

(1971) считают, что найатоксин специфически (не по типу кураре) блокирует холинорецепторы концевых пластинок мышц. Яд N. naja оказывает преимущественно паралитическое, а яд N. nigricollis — кардиотоксическое действие; в дозе 350 мкг/кг яд N. nigricollis вызывает паралич мышц конечностей, туловища, дыхательной мускулатуры, грудной клетки, диафрагмы и оказывает курареподобное действие на окончания двигательных нервов в мышцах, вследствие чего развивается асфиксия и наступает смерть.Таким образом, яд кобры оказывает характерное действие на дыхательную и сердечно-сосудистую системы, вызывая гипотонию, брадикардию с уменьшением глубины (после предшествующего увеличения) и частоты дыхания (Cohen е. а., 1968). Резкое падение артериального давления, удерживающееся вплоть до полной остановки дыхания, Bhanganada и Perry (1963) объясняют параличом мышц периферических сосудов и прогрессирующим снижением сократительной функции сердца.

Собаки погибали при прогрессирующем нарушении дыхания и сердечного ритма. При внутривенном введении 0,2—0,8 мг/кг яда N. naja или 0,1—0,5 мг/кг яда Bun. multicine сначала, с учащением дыхания, артериальное давление резко снижается, затем происходит его повышение, а дыхание постепенно угнетается; в конечной фазе при сравнительно высоком артериальном давлении наступает паралич дыхания (Lee, Peng, 1961). Наблюдая двухфазное изменение кровообращения и дыхания при внутривенном введении 0,5 мг/кг яда кобры, Westermann и Klapper (1960) отмечают, что в первые 10 с после укуса наряду с резким падением артериального давления отмечаются брадикардия и апноэ.

Затем артериальное давление постепенно нарастает, но в течение 1 ч оно остается ниже исходного, развивается тахикардия, учащается и углубляется дыхание, более чем на 75% снижается ударный и минутный объем сердца (во второй фазе он увеличивается). Венозное давление повышается, затем происходит его снижение, а скорость распространения пульсовой волны в обеих фазах уменьшается.