Клиника и течение

Промышленные интоксикации уха имеют, как уже говорилось, различную симптоматику, которая зависит от свойств ядовитого вещества и механизма его действия на кохлеарный и вестибулярный аппараты. При рассмотрении отдельных групп поражений видно, что одни промышленные яды оказывают чаще, другие — реже вредное действие на орган слуха, одни дают стойкое, другие — преходящее поражение. Однако в целом патология уха при острой и хронической интоксикации наблюдается сравнительно редко — лишь у небольшой части больных.

Острая интоксикация органа слуха бывает часто на фоне выраженной клинической картины общего отравления, но она может быть и изолированной. При острой интоксикации чаще бывает одностороннее поражение слуховой и вестибулярной функций; при хронической интоксикации, как правило, бывает двустороннее поражение.

Острая лабиринтная атака наблюдается при остром отравлении, при хронической интоксикации спонтанных признаков нарушения вестибулярной функции не бывает. При функциональном исследовании лабиринта отмечается повышение или понижение его возбудимости.При острых отравлениях прогноз бывает обычно более благоприятен.

Даже в случаях полной глухоты возможно восстановление слуха. Быстро и бурно развившийся токсический неврит иногда также быстро исчезает, если устранить вредные моменты.

Хроническое отравление развивается медленно, исподволь и остается долго незаметным для больного. Первыми признаками интоксикации нужно считать симптомы раздражения кохлеарного и вестибулярного аппарата в виде беспокоящего больного субъективного шума в ушах и легкого головокружения. Однако эти симптомы бывают лишь у части больных, к тому же оyи непостоянны; появившись, они могут исчезнуть на больший или меньший период, чтобы затем, часто в более интенсивном виде, вновь вернуться.

Частота и выраженность субъективных симптомов зависят от свойств токсического вещества, причем при одних чаще бывает шум в ушах, при других — головокружения.При хронической интоксикации, как правило, не наблюдается полного выпадения кохлеарной или вестибулярной функции; это объясняется прежде всего тем, что переход ядовитого вещества (свинец, ртуть и другие производственные яды) из крови в мозговую жидкость, по-видимому, не имеет места (при остром тяжелом отравлении можно предположить нарушение гематоэнцефалического барьера). Решающую роль в патогенезе поражения слуха играет нарушение питания чувствующих клеток кортиева органа, вызванное как сосудистыми изменениями, так и расстройством обмена веществ, в частности витаминного.

При сопоставлении неврологических и аудиологических данных не всегда удается выявить соответствие характера и степени понижения слуховой функции тяжести общей клинической картины интоксикации. Нередки очень тяжелые интоксикации при нормальном слухе.

Бывают, хотя и реже, и обратные отношения — выраженная тугоухость при небольших неврологических нарушениях. Более заметна корреляция между состоянием нервной системы и вестибулярной функцией.

Современная аудиологическая методика позволяет дифференцировать поражение слухового анализатора, в частности лабиринтное и ретролабиринтное. Такую же, а иногда еще большую, возможность дает функциональное исследование вестибулярной функции.

Введенная недавно электронистагмография повысила дифференциально-диагностическое значение экспериментального нистагма — наиболее объективного критерия реактивного лабиринта. К сожалению, этой методикой очень мало пользовались в клинике интоксикаций уха.Об уровне поражений у человека можно отчасти судить по данным гистологического исследования животных, подвергавшихся острой или хронической интоксикации, но почти при всех экспериментах ограничивались изучением гистологии внутреннего уха; они мало дают сведений для суждения о состоянии VIII пары нервов и их ядер.В отличие от экспериментов с воздействием шума при интоксикации не пользовались электронной микроскопией, гистохимической методикой, прижизненным исследованием слуха и т. д. Конечно, токсические поражения слуха по своей частоте и тяжести имеют гораздо меньшую социальную значимость, чем шумовые поражения. Но это не может служить оправданием.

Анализ литературных данных и собственных наблюдений в период до аудиометрии, а также исследований последнего времени с использованием пороговой, надпороговой аудиометрии, а у части рабочих — и электронистагмографии, позволяет выявить как общие для всех токсических форм черты, так и некоторые различия между ними.