Кессонные заболевания среднего и внутреннего уха

Наши знания о патогенезе и клинике поражения слухового и вестибулярного анализаторов у кессонщиков основаны на клинических наблюдениях, на данных вскрытия погибших после вышлюзования из кессона и на многочисленных экспериментально-гистологических исследованиях. Изучалась преимущественно острая форма кессонной болезни.К первым серьезным исследованиям кессонной болезни надо отнести работы Heller, Nager, Schrotter (1897) и Alt (1897). Именно эти работы пролили свет на характер и сущность морфологических изменений в ухе. Однако не все особенности процесса были выяснены. Более полные сведения приводит Panse (1912). Наблюдавшиеся им при остром кессонном заболевании прижизненные кохлеарные и вестибулярные нарушения имели в своей основе, как показали вскрытие и гистологические исследования, значительные патологические изменения во внутреннем ухе. В среднем ухе он нашел резкую гиперемию слизистой оболочки, экхимозы, разрывы, кровоизлияния.

Сосуды лабиринта переполнены кровью, особенно в области веретена; частично они при сохранившемся просвете совершенно пусты. Кохлеарный нерв местами как бы приподнят кровоизлияниями от кости.

На нижней и боковой стенах барабанной лестницы видны различные по величине кровоизлияния, достигающие местами кортиева органа. Отдельные мелкие экстравазаты обнаружены также в различных местах вестибулярной лестницы.

В преддверии, в стволе нерва и в спиральном ганглии кровоизлияний не найдено; в костной же капсуле и в перепончатой части полукружных каналов они имеются. Эти изменения, по мнению Thost (1928), являются следствием газовой эмболии, в пользу чего говорят изменения в сосудах и запустение их при сохранившемся просвете.

При гистологических исследованиях более позднего времени Gordon, Lestienne (1933) обнаружили кровоизлияния в слизистой оболочке барабанной полости, в мембране круглого окна, в пери — и эндолимфатических пространствах, запустевание сосудов, воздушные пузырьки в сосудах лабиринта. Интерес представляют экспериментально — гистологические исследования Lenhardt (1965), на которых мы остановимся далее.

В профессиональных условиях работы в кессонах можно выделить три момента, которые при известных обстоятельствах могут иметь значение в этиологии и патогенезе как острого, так и хронического заболевания среднего и внутреннего уха: 1) погружение в кессон — повышение атмосферного давления в камере шлюзования — компрессия; 2) работа в кессоне при повышенном давлении; 3) переход от повышенного давления к нормальному — декомпрессия.Рассмотрим поражение уха во время отдельных этапов.

При компрессии барабанная перепонка испытывает давление, что вызывает неприятное ощущение или даже боль в глубине слухового прохода. Существующие у нас правила, регулирующие постепенность, ступенчатость повышения и понижения давления, при строгом их соблюдении делают оба момента практически безвредными. Между тем и сейчас нередки жалобы рабочих на боль в ухе, отмечаются заметные изменения со стороны барабанной перепонки и слизистой оболочки среднего уха, а иногда наблюдается реакция и со стороны внутреннего уха.Главной причиной этой патологии, не считая случайного нарушения установленных гигиенических правил, является задержка в выравнивании давления на барабанную перепонку снаружи и внутри.

Это выравнивание является функцией свободно проходимой для воздуха евстахиевой трубы. Известно, что при нарушении проходимости трубы, даже при нормальном атмосферном давлении, возникает разность давления на наружную и внутреннюю поверхности барабанной перепонки, что приводит к ее втяжению внутрь, к напряжению цепи слуховых косточек. В условиях же повышения давления при погружении на 2—3 доб. атм. и выше разность давления становится столь значительной, что втяжение барабанной перепонки не компенсирует эту разность.

Вследствие этого может наступить разрыв ее либо возникнуть относительный вакуум в барабанной полости с соответствующей реакцией со стороны кровеносных сосудов слизистой оболочки в виде их расширения, разрыва, образования транссудата. Не исключены изменения и во внутреннем ухе.