Кессонные заболевания среднего и внутреннего уха

Поражение периферической части кохлеарного и вестибулярного анализаторов является, по-видимому, наиболее частым последствием газовой эмболии в их сосудистой системе, или в пери-эндолимфатическом пространстве. Наряду с такой локализацией процесса нередко можно по клинической симптоматологии, по данным пороговой и надпороговой аудиометрии и, наконец, по течению болезни диагностировать ретролабиринтное или центральное поражение.Данные о частоте кессонных заболеваний уха представляют весьма разнообразную картину. Частота зависит не столько от особенностей гигиенических условий на различных строительствах, сколько от качества специального исследования слуховой и вестибулярной функций.

Да и публикуемые в литературе данные не равнозначны по обоснованности диагноза, по методике и полноте исследования. Тем не менее можно считать, что поражение уха встречается сравнительно часто; при этом следует подчеркнуть, что речь идет преимущественно только о патологии уха при кессонной болезни (декомпрессионной). Поражение барабанной перепонки и даже среднего уха далеко не всегда учитывается.

А. Б. Генкин (1930) нашел патологию ЛОР-органов у 10% кессонщиков. Р. М. Цейтлин (1935) обнаружил патологию уха у 7 из 68 госпитализированных больных; у одного из них имелась полная глухота на одно ухо, нарушение вестибулярной функции, парез лицевого нерва по центральному типу. М. И. Якобсон (1950) приводит данные о частоте наиболее характерной, яркой и острой формы поражения уха при декомпрессии (меньеровский синдром по его классификации). При постройке различных тоннелей частота этой формы колебалась от 0,4 до 10% среди всех кессонных заболеваний.

При постройке двух тоннелей под рекой в США из 3692 и 1148 общих кессонных заболеваний острые лабиринтные атаки соответственно составляли 5,3 и 10%; примерно такая же частота имелась в Нью-Йорке и Антверпене (6,5 и 4,96%), минимальный процент отмечен при постройке моста в Саратове (0,4%) и при постройке Московского метрополитена (1 %). Частота меньеровского синдрома превышала цереброспинальные и легочные заболевания. Основной формой заболевания была остеоартральгия.

А. И. Дайхес наблюдал острое поражение функций уха за период 2 года лишь у 14 из 139 кессонщиков. Автор не приводит данных об общем количестве кессонных заболеваний.

Между тем важно установить удельный вес поражений уха в кессонной патологии в целом.По данным Pagano поражение уха отмечено у 67 из 104 общих кессонных поражений.

Palmgren (I960) сообщил о своих 4-летних наблюдениях над кессонщиками в Стокгольме. За это время не было ни одного случая острого поражения внутреннего уха. Такое благополучие, по-видимому связано с тем, что давление в кессоне не превышало 1,3—1,4 доб. атм. На сравнительно частые поражения центральной нервной системы при постройке метрополитена в Будапеште указывают в своей монографии Rozsahegyi и Soos (1956). Таких больных за весь период было 126; из них у 8 имелся меньеровский синдром в чистом виде, а у 56 — псевдоменьеровский синдром.Для дифференциации этих состояний авторы дают следующие признаки.

При псевдоменьеровском синдроме, который они идентифицируют с церебральной гипоксией, внезапно возникающее головокружение не имеет системного характера и не сопровождается шумом и глухотой в отличие от меньеровского приступа. Кроме того, сознание несколько затемнено; при шаткой походке больной все же может передвигаться.