Фенолы при опухолевой болезни

Эксперименты показали, что многие простые и конденсированные фенолы обладают более или менее выраженным коканцерогенным действием. Мощным коканцерогенным действием обладают фенольные фракции табачного дыма. Если учесть, что в составе этого дыма содержатся и классические канцерогены типа бенз (а) пирена, легко представить себе, что такое сочетание способствует развитию рака легких, дыхательных путей, ротовой полости и пищевода, а также мочевого пузыря (с мочой удаляются метаболиты канцерогенов и коканцерогенов, прошедшие активацию в организме). Фенольные коканцерогены, как и канцерогены табачного дыма, активируют гидроксилазы в легочной ткани и лимфоцитах крови, что, вероятно, способствует в этом случае проявлению суммарного канцерогенного эффекта.Учитывая, что курение приобрело поистине глобальные масштабы, не приходится удивляться, что эта вредная привычка превратилась в глобально действующую причину рака у человека.

Разумеется, было бы неоправданным преувеличением утверждать, что каждый курильщик или даже большинство обречены на заболевание раком легкого. Неверным было бы и противоположное утверждение — известно, что этой болезнью страдают и некурящие.

Однако статистика — объективный и беспристрастный судья,— мировая статистика, основанная на анализе десятков миллионов случаев длительного курения, безоговорочно утверждает: лица, страдающие этой вредной привычкой 10 лет и более и выкуривающие в сутки 20 сигарет или папирос, заболевают раком легкого в 15—19 раз чаще, чем лица некурящие.На модели кожного химического канцерогенеза доказано коканцерогенное действие сланцевых фенолов, катехола, 1,8-диокси-9-антрона, антралина. Не обладают таким действием фенол, резорцин, пирогаллол, бензофлавон, n-аминобензойная кислота.

Впрочем, использование 10%-ного фенола, вызывающего раздражение кожи, усиливает канцерогенный эффект диметилбензантрацена.Специальные исследования показали, что введение в молекулу фенола дополнительных гидроксильных групп уменьшает его активность, токсичность и устраняет промоторную (коканцерогенную) активность.

Введение карбонильных, карбоксильных и нитрогрупп также ликвидирует промоторный эффект. Появление же в составе молекул фенолов галогенов, метальных и метоксильных групп и более длинных алкилов действует противоположно, усиливая коканцерогенную активность. В качестве промоторов канцерогенеза могут выступать крезолы, 1,4-нафтохинон и его производные, нафталин, три — и тетраоксиантрацены.

Продукты превращения в организме аминокислоты триптофана (та же 3-оксиантраниловая кислота), цикламаты и сахарин могут активировать злокачественное перерождение клеток слизистой оболочки мочевого пузыря после кратковременного действия других, классических канцерогенов.Одним из механизмов коканцерогенеза может быть угнетение восстановления ДНК. Повреждения ее структуры, причиняемые канцерогенами, устраняются внутриклеточными системами репарации.

Наиболее универсальная из них — система эксцизионной репарации, вырезающая участок нити, поврежденный канцерогеном. Брешь затем застраивается новыми нуклеотидами, и происходит внеплановый, репаративный синтез ДНК. Интенсивность этого процесса можно контролировать по включению в нее меченых нуклеотидов.Пользуясь этой экспериментальной моделью, ученые установили, что фенольные фракции сигаретного дыма, антралин и некоторые другие вещества угнетают репаративный синтез ДНК. В эксперименте на микроорганизмах и даже мышах показано, что кофеин тормозит эксцизионную репарацию и увеличивает частоту мутаций.

Однако утверждать на этом основании, что употребление кофе опасно для здоровья, все же не приходится (правда, здесь мы не касаемся вопроса действия кофе на сердце и сосуды, на развитие атеросклероза, эндартериита, подагры и т. п.). Применительно к человеку доза кофеина, опасная в смысле увеличения частоты опухолей, по-видимому, столь велика, что для ее достижения нужно употреблять ежедневно свыше 10 чашек кофе. Впрочем, и в этом вопросе ученые еще не сказали своего последнего слова.