Эвакуация и лечение раненых и больных

К 20 сентября 1812 г. в госпиталях Касимова и Елатьмы, а также в ближайших к ним селениях было 9000 больных и раненых. В последующие две недели число больных дошло до 20 000 человек, и все они, по свидетельству современников, были хорошо устроены. X. Лодер по этому вопросу писал:«…менее нежели в три недели лазареты в Касимове, Елатьме, Меленках и в окрестных селениях были устроены так, что тогда уже слишком 20 000 человек имели в оных покойные постели, скамьи и койки, пользовались хорошим продовольствием, присмотром, одеждою и пр.».1В распоряжении профессора Лодера в Касимове, Елатьме и Меленках было 46 врачей, 15 аптекарей и их помощников, 98 студентов, 130 фельдшеров и учеников, то есть были примерно те же лица, которые работали в военно-временных госпиталях Москвы.

В касимовском военно-временном госпитале, в частности, работали и добились хороших результатов врачи Альфонский, Болдырев Вишняков, Козлов А. П., Ловецкий, Николин П. И. То обстоятельство, что эта сравнительно небольшая группа медицинских работников отлично справилась с поставленной задачей, ярко показывает самоотверженность медицинского персонала и активную помощь населения.Выздоровевшие направлялись в армию, хотя в конце года отправка их на некоторое время задержалась в связи с нехваткой обмундирования.

Так, 3 декабря 1812 г. старший врач Касимовского госпиталя X. Лодер писал, что выздоровевших скопилось более 9000 человек и ежедневно количество их прибавляется, а отправить их нельзя за отсутствием одежды.За период с 14 сентября 1812 г. по 25 мая 1813 г. в госпитали, расположенные в Касимове, Елатьме и Меленках, по данным Лодера, поступило 30 126 больных и раненых, из них 586 офицеров.

За это же время вернулось в строй 23 413 человек — почти 77% (из офицеров—60%); на нестроевую службу (в гарнизонную и комиссариатскую службу) выписано 2896 человек — почти 10%; инвалидами признано 543 человека —2%; 199 офицеров — около 1%—направлено в домашний отпуск до совершенного излечения, большая часть из них вернулась в армию; умерло 2095 человек —7%. Такой относительно небольшой процент смертности, особенно если учесть, какой длительной и тяжелой была транспортировка после Бородинского сражения, говорит о действительно хорошей организации лечения раненых и больных. Профессор Лодер, организовавший это лечение, приписывает низкий процент смертности «неустанному попечению о чистоте воздуха и здоровой пище больным, а также старательности и искусству моих подчиненных, однако более еще доброму духу, веселому нраву и крепкому сложению нашего народа».1Высказывавшиеся в нашей литературе мнения о высокой смертности в госпиталях Лодера ошибочны.

Е. И. Смирнов 2 и Т. И. Маслинковский,3 например, считают, что в этих госпиталях были только легкораненые, а все тяжелораненые остались на Бородинском поле и в Москве. Конечно, легкораненых было много. Генерал-кригс-комиссар Татищев в рапорте от 2 октября 1812 г. доносит, что в госпиталях гг. Касимова, Елатьмы и Меленков после отправления выздоровевших осталось 18 127 человек.

«В числе их есть весьма довольное число легкораненых, которые в скорости могут быть вылечены и отправляться будут к армии командами».4 Однако тысячи раненых в грудь, живот, с раздробленными костями, которые были в названных госпиталях Рязанской губернии, так же как и в госпиталях других губерний, никак не могут быть причислены к категории легкораненых.После сражения под Тарутином и Малоярославцем наибольшее значение для эвакуации раненых и больных приобрела Калужская губерния. Все бывшие в ней раненые и больные 13 октября 1812 г. переведены в другие города.

14 октября М. И. Кутузов делает распоряжение о направлении в Калугу в перволинейный армейский временный госпиталь всех раненых и больных из армии.«В сей город привозятся больные из армии, из оного отправляются наитруднейшие в г. Тулу, в Главный врачебный госпиталь, прочие отправляются из Калуги в гор. Козельск, во временный госпиталь и далее по дороге в гор. Белев и другое удобное место, и из оных, буде места не станет, то в гор. Орел, где главный временный госпиталь».5* * *1. X. Лодер.

Два письма.— «Русский инвалид», 1813,2. Е. И. Смирнов.

Н. И. Пирогов и советская военная медицина. Л., 1945.3. Энциклопедический словарь военной медицины, т. IV.4. ЦГВИА, ф. ВУА, ж. 3453, лл. 1—3.5. Ассонов В. И. В тылу армии. Калужская губерния в 1812 г. Калуга, 1912, стр. 71—72.