Этика взаимности. Всегда ли прав больной?

Конечно, это мудрое суждение. Оно еще раз показывает большую душевность врачей, их заботу прежде всего о здоровье пациента. Тем не менее не зря, наверное, Министерство здравоохранения СССР своим служебным письмом №06-14/12 от 29 мая 1968 года узаконило необходимость записи о согласии на операцию и подписи больного или его родственников.

Не зря потому, что нет-нет да и встречаются больные и родственники, которые никакой такой взаимностью, взаимопониманием к врачам не располагают.Прав, видимо, профессор А. Алексеев, который считает, что необходимо законодательство, рассматривающее не только действия врачей по отношению к больному, но и наоборот — деяния и поступки больных по отношению к врачам.Как же быть врачу в конфликтных случаях?

Единственно верный путь — это помнить о том, что перед ним больной человек или его родственник, на которых врач не должен обижаться. Помнить врачебный девиз: «Светя другим, сгораю сам». Иногда, к сожалению, врач встает на другой путь — отвечает раздражением на раздражение, вспыльчивостью на вспыльчивость, обидой на обиду.

Врачебный опыт и психологические исследования показывают, что этот путь всегда бесперспективен и вреден для обеих сторон. Разумеется, больному не станет легче от такой позиции врача, а врач также не выиграет ни в глазах данного больного или его родственников, ни в глазах других больных. Нельзя тушить пожар, подливая масла в огонь.

Только терпеливое объяснение ситуации может принести пользу.Такая позиция требует от врача большого самообладания, выдержки, терпения и самопожертвования.

Но настоящий врач и должен иметь все эти и еще многие положительные личностные качества. Правда, иной раз все же бывают случаи, когда действия больных по отношению к врачам переходят всякий предел….В больницу поступил человек, получивший тяжелую травму.

Время было вечернее, больница участковая, расположенная далеко от райцентра. Необходимой для срочного переливания первой группы крови в хирургическом отделении не оказалось.

Для спасения жизни пациента хирург предложил свою кровь, причем ее потребовалось много. Это сказалось на враче-хирурге так сильно, что он даже на короткое время потерял сознание.

Однако вскоре пришел в себя, успешно сделал операцию и спас больного. И что же? Вы думаете, больной написал благодарность врачу?

Как бы не так!Выписавшись, он написал жалобу, в которой обвинял врача в головотяпстве. «Почему в больнице не было крови, когда она должна быть?— писал он.— Почему врач сдал такое большое количество крови, что потерял сознание и тем самым подверг опасности мою жизнь!?

» И самое чудовищное в этом деле то, что по этой несправедливой, аморальной и циничной жалобе врача целый месяц таскали по разным инстанциям…«Дайте мне все!»— таковы нередко требования нашего обывателя. На любом современном заводе, самом крупном и самом обеспеченном, есть свои трудности, свои недостатки.

Могут они быть и в работе отдельных больниц. Не понимать этого и писать жалобы на человека, спасшего тебе жизнь,— что может быть безобразнее и отвратительнее этого?

Очень хотелось бы, чтобы многие наши пациенты лучше понимали и врачей, и врачевание. Несмотря на огромные достижения современной науки о человеке, организм человека в каждом отдельном случае остается во многом еще неясным и непрогнозируемым объектом. Поэтому назначенная врачом безопасная для сотен других людей таблетка может вызвать у данного больного серьезную лекарственную болезнь.

Или биопсия, проходящая бесследно у тысяч других больных, может обернуться тяжелым осложнением у данного человека. Медицина только-только находится на подступах к пониманию индивидуальных особенностей организма каждого больного.