У изголовья больного: лечить не только тело — но и душу

Психический фактор в клинической медицине — это сложнейшая совокупность познавательных, волевых и эмоциональных процессов. Из всей совокупности психических процессов для теории лечения особое значение приобретает исследование связи активности сознания с эмоциями. Эмоции — это всегда и пассивный и активный процесс. Их пассивность определяется тем, что характер эмоции зависит от внешнего воздействия и от внутреннего состояния организма.

Но этот процесс и активен, так как пробуждает к какой-то деятельности.Прямым доказательством связи активности сознания и эмоций является присущая только человеку психическая функция — воля, которая выражается в переводе потребности организма в соответствующую форму поведения (деятельности).

Анализируя целостный волевой акт, то есть процесс осуществления активности сознания, мы видим, что в начале процесса лежит какая-то эмоция, выступающая первоначально как мотив, а в конце — практическая деятельность, приводящая к удовлетворению возникшей потребности. Таким образом, воля и эмоции выступают как две формы проявления одной и той же аффективной психической деятельности.В невыносимо тяжелых условиях находились жители блокадного Ленинграда.

Но лишь после прорыва блокады медики стали то и дело фиксировать случаи злокачественной гипертонической болезни —«блокадной гипертонии», которую точнее было бы назвать «послеблокадной».Человек — существо социальное. Как писал психиатр, Е. К. Краснушкин, у человека «нет ни одной функции органа без сросшейся с ней социальной одежды».

Социально обусловлены многие стороны жизнедеятельности человека — здоровье, качество жизни, болезнь. Социально обусловлены этика и мораль человека, его представления о чести и долге, добре и зле, свободе и принуждении.

Социальная среда оказывает огромное влияние на здоровье и заболевания человека. Стало хрестоматийным положение, что современный капиталистический строй с его безмерной эксплуатацией человека ведет к резкому ухудшению здоровья всей популяции стран капитала.

Известно также воздействие безработицы на психику и соматику человека. Доказано, что в странах, где существует угроза потери работы, число больных неврозами и психопатиями в 10—15 раз выше, чем в социалистическом обществе…Тревожность как стресс есть пусковой фактор для целого ряда заболеваний, не только неврозов и психопатий, но и соматических — таких, как язвенная болезнь, гипертония, диабет и многие другие.

К тревожности добавляется перегрузка вследствие потогонных организационно-технических методов эксплуатации труда, когда максимально уплотнен рабочий день, строго ограничено не только время перерыва, но и даже время пребывания в туалете. Такая жесткая интенсификация труда добавляет к психической напряженности и физическую, ведет к резкому переутомлению человека, к срывам, болезням.

Всему этому сопутствуют и другие социальные болезни — рост преступности, проституция, наркомания.И в социалистическом обществе не могут быть полностью исключены социогенные психастении.

«Социальные одежды» человеку приходится менять при любом общественном строе. Приведем пример.

У некоторых, достигших высокого служебного положения, развивается комплекс своей «большой социальной ценности». Этому способствует целый ряд микросоциальных моментов: появление в окружении людей, неумеренно восхваляющих их достоинства; возможность получать крупные или мелкие блага, недоступные другим; служебные успехи, связанные подчас не с качествами данной личности, а с занимаемым постом, знакомствами, протекционизмом.

И вдруг такому человеку приходится спуститься с данной социальной ступени, «сойти на землю». Как правило, его ждет тяжелая психастения, которая нередко маскируется под соматогенную.