У изголовья больного: лечить не только тело — но и душу

После сложного обследования была наконец найдена причина всех его жалоб — грыжа пищеводного отверстия диафрагмы. Врач радуется, что смог наконец снять такой грозный диагноз, приглашает больного и говорит ему, что никакой у него стенокардии нет. Вопреки всем его ожиданиям врач не видит радости на лице пациента.— Ну что вы, доктор,— говорит он,— мне же диагноз стенокардии еще много лет назад в Москве поставили.

Есть у меня стенокардия, это я твердо знаю.Врачам периферии известно, как трудно бороться с таким авторитетом: «В самой Москве диагноз поставили». Но врач не отступает:— Выявляли ли грыжу пищеводного отверстия диафрагмы в Москве?— Я слышу этот диагноз впервые, да и какое отношение имеет пищевод к моему сердцу?

У меня же не диафрагма или пищевод болят, у меня сердце болит. Понимаете — сердце!Врач пытается пробиться еще раз сквозь «броню» московского диагноза и объясняет, что грыжа пищеводного отверстия диафрагмы часто симулирует стенокардию и на этом диагнозе спотыкаются даже опытные врачи.

Больной мнется, тоскливо отводит глаза.— Как же так,— говорит он, и в голосе его звучит смертельная тоска и обида,— уже десять лет у меня признают стенокардию, и теперь, выходит, ее нет?Вдумаемся в психологию этого человека.

Действительно, много лет все окружающие (и дома, и на работе) знают, что у него стенокардия, и соответственно относятся к нему. Он имеет какие-то бытовые и трудовые привилегии. Более того, все считают его чуть ли не героем, отдающимся труду, несмотря на грозный диагноз. Так в состоянии ли он при данной ситуации радоваться тому, что этот диагноз оказался ложным?

Едва ли. Настаивать было бессмысленно, и врач отпустил больного с рекомендацией временно не принимать никаких лекарств и проследить за характером болей.В последующем он виделся с этим больным, однако тот больше не заговаривал о своих недугах.

Из чего врач заключил, что молодой человек остался при своем мнении и продолжает по-прежнему «болеть» стенокардией. Психоэмоциональная сфера «организовала» болезнь. Доминанта стенокардии оказалась прочно сформированной, и врачу при всех его усилиях не удалось ее расшатать.

История медицины знает поистине достойные удивления примеры влияния психоэмоциональной сферы на тело человека.В 1899 году в журнале «Архив индийской медицины» был опубликован следующий случай (приводим его здесь, оставляя в стороне морально-этическую оценку действий врача).

Известный индийский врач добился разрешения властей провести эксперимент над осужденным на казнь преступником. В день казни последнему объявили, что казнь через повешение будет заменена менее позорной смертью — медленным обескровливанием в стенах тюрьмы. Осужденному завязали глаза и привязали его к столу.

Затем на руках и ногах сделали легкие царапины специальным пером и в ту же минуту из заранее приготовленных сосудов в тазы стали по каплям лить воду. Вначале находящиеся возле осужденного люди разговаривали громко, ходили, затем стали говорить и ходить все тише и постепенно заглушили все звуки. Несчастный осужденный, думая, что в тазы течет его кровь и что затихание звуков связано с его обескровливанием, впал в шоковое состояние и умер, хотя ни единой капли крови его пролито не было.