Стадия токсемии

Факт наличия ожоговой токсемии является одним из самых спорных вопросов стадийного течения ожоговой болезни, так как до настоящего времени исследователи получают самые противоречивые данные. Так, если В. С. Авдаков при переливании крови от обожженных собак здоровым наблюдал гибель реципиентов, то Троянов своими опытами не подтвердил этого.Ю. Ю. Джанелидзе в программном докладе на XXVII Всесоюзном съезде хирургов, признавая наличие токсемии при ожогах, все же должен был отметить, что токсинов как таковых, без которых немыслима токсемия, еще никому не удалось выделить.

Тем не менее экспериментально и в клинике установлено, что раннее радикальное иссечение обожженных тканей увеличивает процент выживаемости животных. С другой стороны, экспериментально установлено, что здоровые животные погибают при пересадке им обожженной кожи.Симонарт и его ученики установили, что белки крови, подогретые до определенной температуры, подвергаются необычному распаду, в результате которого образуются продукты, оказывающие токсическое действие на животный организм.

Г. И. Сегель, производя различные варианты переливания крови от обожженных собак здоровым, пришел к выводу, что в крови у свежеобожженных животных содержится большое количество продуктов распада белков, которые, являясь ядовитыми для животного, вызывают явления аутоинтоксикации.Н. А. Федоров и С. В. Скуркович экспериментально подтвердили, что в обожженной коже появляются специфические аутоантигены, чужеродные для подопытных животных.

В дальнейшем С. В. Скуркович установил, что в обожженных тканях содержится минимум два токсических компонента. Первый — тромбиноподобный компонент — вызывает свертывание крови у самого обожженного животного и у реципиента. Тромбиноподобный компонент разрушается после 25—30-минутного прогревания при 80° и инактивируется гепарином.

Второй токсический компонент совершенно иной природы, он фильтруется через фильтры Зейтца, устойчив к прогреванию, и гепарин не снимает его токсического действия.Многочисленные данные, полученные в эксперименте и в клинике, доказывают, что токсические вещества появляются в поврежденных тканях уже вскоре после ожога. Однако резко замедленная резорбция из обожженных тканей, наблюдаемая в течение 2—3 суток, препятствует обильному поступлению токсических продуктов в кровь.

В дальнейшем, начиная с конца 2—3 суток, усиливается резорбтивная способность ожоговой раны, а, следовательно, увеличивается всасывание в кровь ядовитых продуктов, что ведет к прогрессивному нарастанию явлений ожоговой токсемии. К этому времени защитные силы организма часто оказываются ослабленными и тканевые токсины в связи с этим встречают слабую реакцию обожженного.

Н. Н. Еланский указывает, что явления токсемии усугубляются нарушением выделительной функции кожи и отравлением организма продуктами обмена, подлежащими выделению через кожу.О наличии токсемии, до некоторой степени, говорит и характерная клиническая картина, наблюдаемая в этот период течения ожоговой болезни. У животных острая токсемия чаще всего начинает развиваться с 6—12 час. (в зависимости от площади и глубины ожога) и держится до появления выраженного развития гнойной инфекции.

Токсемия может вызвать очень тяжелую клиническую картину с повышением температуры тела и упадком сердечной деятельности, резким общим угнетением и ослаблением всех рефлексов. Особенно резко общее угнетение бывает выражено у рогатого скота и свиней.

Дыхание становится поверхностным, частым и неправильным. В этот период часто обнаруживаются явления пневмонии, эмфиземы и отека легких.

Животные лежат, поднимаются и передвигаются очень неохотно и с большим трудом; при этом отмечается связанная, шаткая походка, общий мышечный тремор и дрожание конечностей. Животные отказываются от корма и проявляют признаки жажды.