Рак легкого

Почти все больные этой группы поступили к нам в неоперабельном состоянии — либо из-за первичной опухоли, либо в связи с развитием метастазов после успешного удаления первичной опухоли, так что подбор случаев и здесь был значительно «хуже среднего».Мы проводили общее лечение большими дозами ферментных препаратов, а при плевральных экссудатах также и местное, как это было описано в разделе о метастазах в легкие при раке молочной железы. Уже через несколько дней после начала лечения общее состояние больного заметно улучшалось. Почти во всех случаях повышался аппетит и больной прибавлял в весе; кашель становился слабее, что позволяло уменьшить дозы противокашлевых средств; отмечалось также уменьшение экссудата и увеличение жизненной емкости легких.

У 21 из 34 больных тень опухоли на рентгенограмме уменьшалась, хотя не ясно, было это обусловлено регрессией опухоли или уменьшением окружающей зоны воспаления. У 6 больных после 2—8 недель интенсивной ферментной терапии уже не выявлялись мелкие опухоли, которые видны были на прежних рентгенограммах.Более чем у половины больных рост опухоли явно приостановился, причем у 22 больных, которые лечились у нас достаточно долго, стабильное состояние продолжалось не менее года. Это были главным образом люди пожилого возраста.

При бронхогенном раке мы неоднократно отмечали, что после длительной ремиссии с остановкой роста опухоли в случае прекращения ферментной терапии болезнь снова начинала прогрессировать.Хотя при бронхогенном раке мы наблюдали значительное объективное и субъективное улучшение, накопленный нами опыт не позволяет надеяться, что с помощью одной лишь ферментной терапии можно предотвратить летальный исход; по-видимому, можно лишь продлить жизнь больного на сроки от 3 мес до 3 лет.Особо следует отметить хорошее общее состояние, которое сохраняется почти до конца жизни. Из 17 умерших больных 9 могли вставать с постели еще за 3 дня до смерти, а двое, умерли во время прогулки.