Престиж нефрона

Вторая ипостась солей: они, точнее их водные растворы,— электролиты, распадающиеся на ионы двух сортов — с положительными зарядами (это катионы) и с отрицательными (это анионы). По ионному составу вне — и внутриклеточные жидкости резко различаются. Здесь уже никаких коллективных действий солей нет и в помине.

Главный катион клеток — калий, а внеклеточной жидкости — натрий. Их движение через мембраны оболочек определяет электрохимические процессы, лежащие в основе деятельности клеток,— возбуждение нервных, сокращение мышечных, производительность секреторных.

Для этих целей клетки оборудованы даже натрий-калиевыми насосами.Не удивительно, что содержание в плазме каждого аниона и катиона регламентировано. Очень строго учитываются запасы натрия.

В литре плазмы растворено его 3,3 грамма. Повышение на две десятые наступает при заболевании, а падение концентрации на грамм несовместимо с жизнью.

Поддержание стабильного уровня натрия в плазме вменено почкам в первоочередную обязанность. Это главный показатель их плана по номенклатуре. И они пускаются на всевозможные уловки, биохимические комбинации, чтобы свое дело делать при любых обстоятельствах.

Пока, конечно, сами в порядке. Ежесуточно кровь сбрасывает в почки около 600 граммов натрия, но из организма выводится лишь несколько граммов, остальное почки возвращают.

Если почему-либо человеку приходится жестко урезать потребление с пищей поваренной соли (а она — основной поставщик натрия), даже до полграмма в сутки (для сравнения: чайная ложка — примерно 10 граммов), то и тогда почки способны долгое время покрывать дефицит. Снижение резервов натрия наступает лишь через 30—40 дней, если не было аварийных потерь.

Такую же гибкость, оперативность почки демонстрируют и в работе по поддержанию кислотно-щелочного равновесия крови. В зависимости от потребностей организма показатель кислотности мочи может колебаться от 4,4 до 8,0 единиц.

Это очень широкий диапазон: моча бывает и щелочной, и кислой, и нейтральной. У плазмы этот показатель — 7,35—7,4, и смещение его всего на 0,4 представляет серьезную угрозу жизни. Поэтому в кровеносном русле всегда наготове буферные системы, способные заключить в свои объятия, блокировать лишние кислые водородные ионы. (Они отщепляются в воде от кислот.

)А где разгрузиться буферным системам? Куда девать бывшие свободные ионы, бывших возмутителей спокойствия? Самое удобное место — почки.

Они перекачивают лишние Н-ионы из крови, да с какой интенсивностью! Содержание их в моче может быть в 800 раз больше, чем в крови.

Главные рычаги в этой сфере деятельности их — опять-таки вода и соли.В сфере водно-солевого гомеостаза почки работают весьма экономично, стремясь совмещать операции. Нередко одна и та же реакция, один и тот же механизм выравнивает, приближает к норме и концентрацию в крови осмотически активных веществ, и объем ее жидкой части, и электролитный состав, и кислотный показатель.Но есть и другая сторона взаимоотношений почек с кровообращением.

На исходе прошлого века в экспериментах с экстрактом почечной ткани обнаружился такой факт. У животных, которым вводили в кровоток экстракт обескровленной почки, резко повышалось артериальное давление. Исследователи предположили, что почка выделяет некий сосудосуживающий агент, и назвали его — ренин. Ведь по-латыни почка — ren. Прошло без малого четыре десятилетия, за которые медицина шагнула далеко вперед в познании причин многих недугов, и серия экспериментальных работ непреложно выявила существование нефрогенной — почечной по происхождению — гипертонии.