Допустимый уровень шума на производстве

Поскольку вредное действие шума зависит и от его частотного состава, порог будет неодинаковым для разных шумов. Пороги вредного действия шума принимаются за нормативы шума, т. е. за предельно допустимые уровни шума на производстве. В качестве таковых Главной санитарной инспекцией СССР 9/11 1956 г. приняты следующие нормативы: для низкочастотного — 90—100 дБ, для среднечастотного — 85—90 дБ, для высокочастотного — 75— 85 дБ.В виде дополнения к измерению шума, а может быть, надежного контроля правильности измерения параметров шума введен дополнительный критерий для — суждения о том, не превышает ли шум допустимых уровней.

Таким критерием является разборчивость восприятия речи, произносимой с нормальной громкостью в работающем цехе на расстоянии 1,5 м от испытуемого. Хорошей разборчивостью считается правильное повторение не менее 40 из 50 многозначных чисел (22, 44, 78 и т. д.).Утвержденные в 1956 г. допустимые уровни производственного шума представляли собой несомненно большой шаг вперед в борьбе с профессиональной тугоухостью и не потому, что до этих норм легко снизить шум в подавляющем числе уже существующих производств. Важным оказалось то, что техническая мысль и инициатива были направлены на поиски методов и способов снижения шума на проектируемых предприятиях.

Еще более важным было то, что по отношению к рабочим, которые контактируют с шумом, превышающим допустимые уровни, стали применять ряд профилактических мер — удлинение очередного отпуска, ежегодный аудиометрический контроль и перевод при высокой ранимости слуха на нешумную работу и, наконец, отнесение развившейся выраженной тугоухости к профессиональному заболеванию при экспертизе.Установленные в СССР нормы, известные в иностранной литературе под названием «славинских» (И. И. Славин, 1955), являются наиболее низкими, в том числе они ниже и тех, которые были предложены Международным комитетом «Акустика-43». Следует подчеркнуть, что при разработке нормативов шума авторы ставили своей целью сохранение восприятия звуков речевой частоты и избавление от неприятных ощущений, связанных с действием шума.Экспериментально-гистологические исследования Г. Н. Кривицкой (1964) показали, что в ответ на непродолжительное звуковое раздражение (шестикратное воздействие звуком интенсивности 80—130 дБ) развиваются у белых крыс изменения в структурах центральных звеньев слухового анализатора, которые предшествуют патологии в периферическом рецепторе кортиева органа.

Автор подчеркивает, что некоторые изменения отражают функциональное состояние нейронов, тех звеньев слухового анализатора, которые усиленно функционируют. При длительном акустическом раздражении в процесс вовлекаются различные звенья многих анализаторов, появляются морфологические изменения — нарушения всех частей нейрона (ядро, синапсы, дендриты и т. д.). Одним из характерных изменений нейрона является истощение нисслевского вещества, которое автор рассматривает как причину утомления.

Конечно, мало сходного имеется в реакции человека и экспериментальных животных на интенсивный шум. Тем не менее выявленные автором факты заслуживают внимания.В этом отношении представляют интерес физиологические исследования Т. А. Орловой (1965) на людях.

Ею установлено, что сдвиги в высшей нервной деятельности и в вегетативной реактивности могут предшествовать стабильному понижению слуха. Исходя из этого, она считает, что при нормировании шума надо учитывать не только вредное его влияние на слуховую Функцию. Между прочим, и другие авторы, как сказано будет ниже, находили вегетативные нарушения у лиц, работающих в шумной обстановке, расценивая их как наиболее раннюю реакцию на воздействие шума. Затронутый вопрос несколько выходит за пределы пашей темы, но он с ней тесно связан.

К сожалению, мы не можем на нем подробнее остановиться. Мы коснемся другой стороны вопроса, которая непосредственно относится к аудиологии, — насколько методы, применяемые авторами для нормирования шума, могут считаться точными и исчерпывающими.

Нам кажется, что разнообразие в нормативах само по себе уже указывает на то, что методы не могут считаться вполне соответствующими задачам, которые ставятся при нормировании шума.