Азбука врачевания: первым делом не навреди!

Вот другой пример. Участковый терапевт получила результаты анализа крови своей пациентки, тут же, ничтоже сумняшеся, написала направление в больницу с диагнозом «острый лейкоз» и вручила его больной. Больная пришла домой, прочитала оказавшуюся дома популярную медицинскую энциклопедию…

У нее развилась психотическая реакция, и ее в тяжелом состоянии доставили в клинику.Или следующий случай. Больной поехал на обследование в центр.

Там он должен был лечь в свою ведомственную больницу, однако до этого встретился со своим знакомым, кстати профессором.Узнав, зачем он приехал, профессор сказал:— Ну что ты, разве можно ложиться в вашу больницу?

Туда надо класть или просто отдыхать, или умирать. У меня же ты можешь пройти настоящее обследование.

В его клинике больному сделали гастроскопию и выдали на руки заключение, которое мы приводим дословно: «Эзофагогастродуоденоскопия: отмечается гиперемия слизистой оболочки дистального отдела пищевода; кардиальное кольцо сомкнулось полностью. В просвете желудка натощак большое количество секреторной жидкости с примесью слизи и желчи.

Слизистая оболочка желудка резко гиперемирована с множественными геморрагическими эрозиями по малой кривизне в средней и нижней трети тела желудка. Складки слизистой резко утолщены, на верхушках складок подслизистые кровоизлияния. Наблюдается заброс содержимого 12-перстной кишки в желудок.

Слизистая привратника гиперемирована. Луковица 12-перстной кишки деформирована, на ее слизистой много эрозий, на задней стенке луковицы 12-перстной кишки отмечается овальный дефект размерами 0,5—0,6 см, дно которого покрыто фибрином, выраженная конвергенция складок ко дну. Заключение: язва луковицы 12-перстной кишки, эрозивный гастрит, очаговый эзофагит».Допустим даже, что все эти изменения у больного в пищеводе, желудке и 12-перстной кишке были. Но нужно ли сообщать ему об этом? Станет ли ему легче от этого?

Не проглядывает ли во всем этом некое бахвальство своими блестящими возможностями обследования и своими ультрасовременными познаниями в области нового метода? Наверняка проглядывает. И это бахвальство перевесило врачебный долг, по которому самым важным для. врача является не свой собственный авторитет, а благо больного.

Сообщение о множестве эрозий в желудке, о язве в 12-перстной кишке, о кровоизлияниях во всех отделах желудка нанесло бы серьезную психическую травму любому из нас…Хорошо, что данный больной оказался человеком с устойчивой нервной системой и некоторым здравым скепсисом.— А-а, врачи любят преувеличивать,— сказал он.— Вот полежу неделю, и все станет на свое место.

В справке, выданной другому больному одним из центральных лечебных учреждений, после большого перечня исследований написано: «Диагноз — хронический персистирующий гепатит, активный», а ниже в виде примечания добавлено: «Учитывая некоторые морфологические изменения, особенности клинического течения, малоэффективность лечения, можно ожидать в дальнейшем развития цирроза печени».Можно представить состояние такого человека, который постоянно живет под дамокловым мечом, которого все время грызет мысль о неизбежности цирроза печени. Он так и ходил, этот больной,— держась за печень, постоянно ощупывая ее, не веря даже авторитетным врачам.

Возможно, делая вышеуказанную запись в справке, врач и преследовал добрую цель — хотел обратить внимание на особенности течения болезни и необходимость тщательного наблюдения. Тем не менее эта запись лишила спокойствия тяжелобольного, травмировала его психику.Драматические ятропатогении, вызванные бездумными словами или действиями врача, приводит профессор В. Ф. Черваков в своих клинических лекциях.