Азбука врачевания: первым делом не навреди!

Врач мнется, говорит что-то невразумительное. И все. Человек на его глазах мучается от боли, а он в это время хладнокровно занимается неглавным в такой ситуации делом.Не зря говорят: «лечащий врач». Лечить — значит добиваться эффекта. Боль — это сигнал бедствия, это призыв к оказанию помощи.

Если нет какой-то особой необходимости наблюдения за болевым синдромом, то боль нужно снимать немедленно и всеми мерами — словом, обезболивающими медикаментами возрастающей силы, вплоть до наркотических, теплом, новокаиновыми блокадами и другими средствами.Длительная боль — это не только тяжелая травма для психики, но и при ряде болезней фактор, который может резко ухудшить общее состояние.

Длительная боль при инфаркте миокарда ведет к значительному расширению зоны некротизированной ткани. Сильная боль различного генеза служит причиной развития шокового состояния.

Поэтому в вышеописанной ситуации боль, терзающая больного и ухудшающая его состояние,— это явная ятропатогения: врач не принимает меры для ее снятия. К тому же явление, описанное выше, не такое уж безобидное. Во-первых, когда лекарство назначается в недостаточной дозе, оно не оказывает необходимого или ожидаемого действия, то есть не помогает больному.

Во-вторых, оно служит основой терапевтического нигилизма врача и больного. Умение подбирать действенную дозу лекарства — одна из самых важных граней искусства врачевания.

Иной раз можно видеть и противоположные действия врачей — чрезмерная смелость в назначении больному сильнейших современных средств. В последние десятилетия врачи получили мощное лечебное средство — так называемые кортикостероидные гормоны, синтетические аналогии гормонов, выделяемых надпочечниками. При ряде болезней они ведут к быстрому, прямо-таки фантастическому улучшению.

Особенно поразительный эффект отмечается при двух тяжелых болезнях — бронхиальной астме и ревматоидном артрите. К сожалению, у большинства больных почти сразу после отмены препарата заболевание быстро обостряется. Поэтому при вышеуказанных болезнях кортикостероиды должны применяться лишь по строгим показаниям.

На практике же довольно часто врачи бездумно назначают эти препараты первично выявленным больным бронхиальной астмой или ревматоидным артритом. В последующем такое лечение может обернуться трагедией для больного, которому придется всю жизнь принимать эти гормоны, что может привести к самым серьезным последствиям — развитию множества вторичных заболеваний: язвы желудка, сахарного диабета, ожирения, огрубения голоса и роста волос на лице у женщин.Но бывает и по-другому.

У пожилого человека тяжелая форма бронхиальной астмы или ревматоидного артрита. Применяемые обычные средства малоэффективны. Ему показаны кортикостероиды, очень показаны, а врачи их не назначают.

Более того, многим из таких больных врачи внушают, что кортикостероиды им вредны, противопоказаны. Диалектикой мышления здесь не похвастаешься: перед нами типичнейший догматизм.

А настоящий врач не должен быть догматиком. «Ничто не считать аксиомой»— было когда-то девизом хорошего врача. Там, где они нужны, кортикостероидные гормоны должны быть назначены!

В том числе и при бронхиальной астме и ревматоидном артрите! Вовремя и в достаточной дозе!Часто ятропатогении возникают на почве неверной трактовки электрокардиограммы.

Врачам приходится встречать больных, которым доктора, посмотрев электрокардиограмму, поставили диагноз стенокардии и сделали многочисленные необоснованные назначения. Такое явление опять-таки возникает там, где врач механически, без учета клиники, толкует электрокардиографические данные или вообще плохо разбирается в них, но из желания показать свою грамотность или же из-за перестраховки находит в электрокардиограмме то, чего в ней нет.Умение думать над больным — это очень важная часть врачебного искусства, которая приносит огромную пользу и врачу, и больному, способствует формированию врача как клинициста, гарантирует его от многих ошибок.