Свинец

Больной Ф., 34 лет, работал в течение 7 лет шофером автобуса и подвергался, по данным санитарно-производственной характеристики, действию паров этилированного бензина, содержащего небольшое количество тетраэтилсвинца. В баке, находящемся рядом с сидением, оказалась трещина. Кроме того, он нередко мыл руки этилированным бензином. В марте 1958 г. внезапно появились сильное головокружение, резкий звон в левом ухе, через 10—15 минут оглох на это ухо. Головокружения, тошнота длились 10 дней, слух не восстанавливался.

Через 1,5 года внезапно оглох на другое ухо, полная глухота длилась 10 дней. В первые 3 месяца слух периодически появлялся, а затем глухота приобрела стойкий характер.В приложенной выписке из истории болезни указано, что при анализе мочи на свинец, который был сделан через 8 месяцев после потери слуха на левое ухо, свинец был обнаружен в количестве 0,02 мг/л. Была определена третья группа профессиональной инвалидности по поводу токсического кохлеарного неврита. Трудоустроен слесарем по ремонту.

Проводилось энергичное лечение витаминами В1, В6, В12, иглоукалыванием, электрофорезом и т. д., однако улучшения не наступило.Через 1/2 года больной поступил в клинику Института им. Ф. Ф. Эрисмана для обследования и лечения. Отоскопических изменений не обнаружено.

Разговорную речь слышит у ушной раковины с обеих сторон. Воспринимает в течение нескольких секунд камертон от C128 до C2048, костная проводимость отсутствует. Справа слух несколько лучше.

Аудиограмма, типичная для кохлеарного неврита. Вестибулометрия — понижение возбудимости лабиринта.

Во время пребывания в стационаре больной отмечал периодическое улучшение слуха на правое ухо. Раушнаркоз не дал убедительных данных для диагностики. Со стороны общего неврологического статуса отклонений не обнаружено.Острая лабиринтная атака слева со стойкой глухотой может быть связана с острым нарушением в сосудистой системе внутреннего уха или с приступом болезни Меньера.

Исключить сосудистое нарушение было бы трудно, если бы не присоединилось затем поражение и второго уха.Поражение второго уха говорит также против болезни Меньера, которая обычно бывает на одной лишь стороне и не дает полной глухоты. Кроме того, справа не было вестибулярных явлений. И, наконец, против болезни Меньера говорит отсутствие повторных приступов головокружения в течение последующих нескольких лет. Трудно также допустить двустороннее изолированное нарушение в бассейне внутренней слуховой артерии у молодого человека, к тому же при отсутствии каких-либо других заболеваний и нормальном артериальном давлении.

Все эти соображения склоняют к признанию этиологической роли свинца или, точнее, не позволяют ее исключить. При этом нужно допустить особую чувствительность внутреннего уха к свинцу.

Из других видов интоксикации практическое значение имеет ртутная интоксикация органа слуха.