Марганец

Разнообразие в характере поражения слуховой функции дает основание предположить, что и патогенез поражения неоднороден, что соотношения между ролью производственного шума и марганцовой интоксикацией бывают разными. Они могут зависеть от условий работы у отдельных лиц и от индивидуальной чувствительности органа слуха к каждому из факторов воздействия. Разнообразие в характере поражения косвенно подтверждает вредное действие марганца на орган слуха.

О значении марганца в патогенезе тугоухости говорят результаты надпороговой аудиометрии, которые отличают эти группы от шумовых. Мы сравниваем эти группы именно с шумовыми, так как шум и у них является главным фактором воздействия на слуховую функцию. Как мы уже видели, среди этих групп сравнительно часто встречается типичная для шумовой тугоухости обрывистая аудиограмма.

При этом характерном для поражения кортиева органа типе аудиограммы обычно бывает сниженным дифференциальный порог интенсивности. В указанных группах его снижение до 0,5 дБ имело место только у 3 рабочих, у остальных он был либо у нижней или верхней границы нормы (0,7—1,5 дБ), либо повышенным.

Нормальные или повышенные ДП мы отмечали и при других типах аудиограмм.С результатом теста Люшера (ДП) гармонируют полученные данные при шумовой аудиометрии по Лангенбеку.

При поражении органа слуха производственным шумом шумовая аудиограмма, как правило, расположена на уровне маскирующего шума и представляет собой горизонтальную линию; у рассматриваемых нами групп рабочих она в области высоких звуков часто находится ниже уровня шума и представляется нисходящей. Это имеет место даже при типичной обрывистой аудиограмме, характерной для поражения улитки.В отношении пороговой адаптации нам не удалось выявить определенной взаимосвязи с величиной ДП; этой связи мы не обнаружили и при шумовой тугоухости.

Но вместе с тем патологическая адаптация в группе рабочих, контактирующих с марганцем встречается сравнительно часто.Нетипичные для шумовой тугоухости аудиограммы, которые обнаружены у значительной части рабочих, а также другие данные надпороговой аудиометрии указывают на то, что при сочетании действия интенсивного шума и высокой концентрации марганца патологический процесс расположен не только в волосковых клетках кортиева органа, как это бывает часто при шумовом поражении, но выходит за эти пределы.

Понижение дифференциального порога интенсивности звука наблюдается редко при ртутной и марганцовой интоксикации, причем в последнем случае, даже несмотря на сопутствующее шумовое воздействие. При свинцовой интоксикации ДП бывает нередко на нижней границе нормы, а иногда — и пониженным.

Опыт Лангенбека при марганцовой интоксикации чаще положительный, при свинцовой и ртутной — чаще отрицательный. Пороговая адаптация при свинцовой интоксикации почти у половины повышена (патологическая), при ртутной и марганцовой — значительно реже.Наши наблюдения охватывают только лиц, у которых с достаточным основанием была заподозрена хроническая интоксикация тем или другим веществом. Примерно с одинаковой частотой предположительный диагноз был подтвержден при углубленном клиническом и лабораторном исследовании.

Частота же поражений слуховой функции и их степень в этих группах различны. При свинцовой интоксикации понижение слуха обнаружено лишь у трети больных и, как правило, в нерезкой степени, при ртутной интоксикации понижение слуха обнаружено у большинства больных и у части — в выраженной степени.

При марганцовой интоксикации понижение слуха установлено у 85% рабочих, Столь частое поражение слуха объясняется в значительной мере воздействием сопутствующего шума, но, как показано выше, значение марганца в этиологии тугоухости не вызывает сомнений.